Актион Уголовный Процесс Щит и лупа

Адвокаты «Уголовного процесса»

Тола Светлана Владимировна

Тола Светлана Владимировна

Норма:

Ст. 201, ч. 1

Регион дела:

Пермский край

Контакты адвоката

Руководитель компании оправдан по обвинению в злоупотреблении полномочиями

В 2013 году было осуждено 186 человек по ст. 201 УК РФ «Злоупотребление полномочиями», а за первое полугодие 2014 года — 51. Хотя этот состав почти аналогичен составу преступления, предусмотренного ст. 285 УК РФ, число осужденных по последней статье почти втрое больше (в 2013 году — более 450 человек).

Можно предположить, что выявление и расследование дел по ст. 201 УК РФ усложнено не только латентностью: она, разумеется, присуща и коррупционным преступлениям по ст. 285 УК РФ. Однако преступления в сфере бизнеса требуют еще и более взвешенного подхода, например, к вопросу о действительных последствиях деяния.

В этом смысле дело Михаила Акатова1 является контрпримером и скорее показывает следствию и суду, как делать нельзя. Помимо прочего, оно содержит указания на откровенные процессуальные нарушения, не оставшиеся без внимания защиты и вышестоящего суда.

Конфликт предпринимателей

Михаила Акатова пригласили на должность генерального директора мясокомбината ООО «Такт» в конце 2005 года его прежние учредители. Позднее он выкупил 9-процентную долю у одного из учредителей и стал не только управленцем, но и совладельцем предприятия. В 2010 году основной владелец компании продал свою долю двум другим бизнесменам, с которыми у Акатова впоследствии отношения не сложились. Вскоре по инициативе новых владельцев была проведена инвентаризация, которая не выявила никакой недостачи. Акатов, понимая, что из-за конфликта с новыми владельцами нормально работать не удастся, предложил им выкупить его долю, но они на это не согласились. После этого Акатова попытались уволить задним числом, но суд восстановил его на работе. Позже он все же уволился из компании. Уже после этого появился второй акт инвентаризации, согласно которому на предприятии была недостача почти 20 млн руб. Как предположил в суде сам Акатов, это было сделано, чтобы надавить на него и не выкупать у него долю.

Даже несмотря на то, что впоследствии этот акт инвентаризации был признан арбитражным судом недостоверным (уже после увольнения Акатова в процессе с налоговой инспекцией), этого хватило, чтобы в 2012 году уже два года как бывшим директором заинтересовались местные правоохранители.

Позиция обвинения

Суть обвинений, которые были изначально изложены в заявлении нового гендиректора предприятия, состояла в том, что Акатов приказал торговать частью продукции в обход кассы комбината, контролировал черную бухгалтерию, используя тем самым свои полномочия вопреки законным интересам предприятия и в целях извлечения выгод и преимуществ для себя, с причинением существенного вреда организации. Как следует из приговора, в качестве доказательств совершенного преступления следствие представило: допросы десятков работников комбината, контрагентов (покупателей) продукции комбината, показания нового генерального директора, учредителей и одного из главных бухгалтеров, работавших вместе с Акатовым с 2006 по 2008 год.

Впрочем, достаточными для вынесения обвинительного приговора эти доказательства оказались только для суда первой инстанции. Почему-то суд вычленил показания двух свидетелей, которые были единственными, кто утверждал, что покупали мясопродукцию несколько раз на комбинате, но не получили при этом всех надлежаще оформленных документов. Большинство других свидетелей, напротив, говорили о том, что всегда получали накладные.

Почему-то, суд не поверил словам Акатова о том, что изъятые следствием вдруг внезапно найденные во время повторной инвентаризации пачки накладных по отпуску продукции, которые не учитывались в бухучете, были допечатаны и сфальсифицированы. При этом все доводы защиты о том, что даже само изъятие сопровождалось вопиющими нарушениями (понятые стояли в коридоре и не видели сам процесс описи бумаг, в протоколе изъятия была разница в количестве изъятых накладных и переданных на экспертизу и др.), суд отвергал без какой-либо аргументации.

Странным выглядело и то, что, установив в решении, что неучтенные деньги Акатов тратил на нужды предприятия, а предприятие за все время его работы было прибыльным, суд решил, что он действовал из корыстных побуждений, которые даже не вменялись следствием. Суд посчитал безосновательными слова Акатова о том, что в целях поддержания оборотов он долгое время периодически вкладывал личные средства в предприятие, оформляя это как заемные средства, и затем забирал из кассы в качестве возврата. Наконец, не было ответа на вопрос о том, почему суд построил свой приговор на основе объяснений (!) главбуха Марины Пятовой, добытых оперативником! Явку этого «свидетеля» ни суд, ни обвинение не смогли обеспечить, и на этом основании в судебном заседании были оглашены записанные с ее слов сведения.

В декабре 2013 года суд постановил обвинительный приговор и признал Михаила Акатова виновным по ч. 1 ст. 201 УК РФ, назначив ему наказание в виде 2 лет лишения свободы условно. Примечательно, что несмотря на яростное стремление представителей потерпевшего привлечь Акатова к ответственности, никто не предъявил ему гражданский иск.

Позиция защиты и выводы апелляции

Надо отметить, что суд первой инстанции не удовлетворил ни одного ходатайства защиты и не прислушался к ее доводам, которые впоследствии явились основой для отмены этого судебного решения. В апелляционной жалобе адвокат гендиректора Светлана Тола привела исчерпывающий перечень оснований для отмены приговора — от отсутствия состава преступления и неверной оценки доказательств судом до процессуальных нарушений, которые не заметить было просто невозможно.

Приведем ключевые аргументы защиты.

Отсутствие ущерба предприятию. Одним из главных доводов защиты было указание на противоречия в выводах следствия и суда, основанных на полученных ими же доказательствах (показаниях работников комбината и документах), что Михаил Акатов, вопреки интересам компании, тратил неучтенные деньги «на выплату дополнительной заработной платы и премиальных выплат работникам организации, для расчета с поставщиками скота, для производства ремонта объектов предприятия, приобретения и установки нового оборудования и иные нужды предприятия».

Адвокат отметила, что отсутствие в действиях Акатова обязательного признака преступления — использование средств вопреки интересам собственного предприятия — исключает уголовную ответственность по ст. 201 УК РФ. При этом защитник привела примеры судебной практики, подтверждающие этот вывод. Например, кассационные определения Нижегородского областного суда от 14.09.2010 по делу № 22–4716, Мурманского областного суда от 07.08.2012 по делу № 22-1814–2012.

С этим полностью согласилась апелляционная инстанция, которая, кроме того, указала, что нижестоящий суд «не высказал своих суждений, какие же законные интересы организации были нарушены действиями Акатова…, так как само по себе использование полученных от реализации продукции денежных средств на нужды предприятия нельзя признать действиями, противоречащими законным интересам предприятия».

Кроме того, апелляция исключила из приговора указание на совершение преступления из корыстных побуждений, поскольку районный суд, вопреки требованиям ст. 252 УПК РФ, вышел за рамки предъявленного обвинения.

Наконец, апелляционная коллегия опровергла обвинения в том, что существенный вред предприятию также заключался в том, что из-за занижения выручки предприятие не перечислило адекватную часть налогов и других обязательных платежей. В областном суде отметили, что районный суд «не определил размер вреда, причиненного преступлением, который в соответствии со ст. 73 УПК РФ подлежал доказыванию по уголовному делу».

Противоречивые и незаконные объяснения. Ключевое доказательство обвинения — объяснение одного из главбухов — апелляционная инстанция нашла не только недопустимым, но и полностью противоречивым. В суде было установлено, что главбух Марина Пятова пришла на предприятие в 2008 году, чтобы заменить свою дочь — Елену Яшкину, которая ушла в декретный отпуск.

Спустя год, Елена вернулась на работу на неполный рабочий день, и они с матерью вели бухгалтерию вместе. И если в объяснениях Марины Пятовой говорилось о том, что на комбинате велась двойная бухгалтерия, директор Акатов забирал из кассы деньги, и, хотя тратил их на нужды предприятия, документы не оформлял, то Елена полностью отрицала объяснения, которые были отобраны оперативником у ее матери. Напротив, она показала, что на посту главного бухгалтера в основном работала она, и никакой двойной бухгалтерии не было, продукция отпускалась по документам, которые полностью отражались в учете.

ИЗ МАТЕРИАЛОВ ДЕЛА: «…Вывод суда о том, что главные бухгалтера Пятова и Яшкина с ведома Акатова и под его контролем в период с июня 2006 по 9 марта 2010 года не отражали в бухгалтерском учете часть накладных на отпуск готовой продукции со склада, основан в большей степени на объяснениях главного бухгалтера Пятовой, полученных от нее 24.07.2012 оперуполномоченным Г.

Как видно из материалов дела, Пятова в суде не допрашивалась, поскольку найти ее не представилось возможным. Однако суд, вопреки возражениям стороны защиты, в нарушение требований уголовно-процессуального закона, огласил ее объяснения и положил их в основу приговора в подтверждение виновности Акатова. Признавая данные объяснения допустимыми и достоверными, суд не принял во внимание, что они, в соответствии со ст. 74 УПК РФ, не могут быть признаны доказательствами, а также не могут быть признаны иными документами на основании положений ст. 84 УПК РФ. Сведения, полученные сотрудником полиции у Пятовой и зафиксированные в объяснении, могли быть признаны доказательством только после закрепления их в соответствующей процессуальной форме, в том числе при допросе в суде, когда … подсудимый имел возможность оспорить эти показания, задать свидетелю вопросы, представить свои возражения, чего по делу не было сделано…».

Неверные расчеты и искажения. Суд первой инстанции почему-то взял на себя функцию по подсчету ущерба, чем только усугубил ситуацию, так как данные были получены им расчетным путем. При этом, как указала апелляция, несмотря на то, что по ходатайству защиты суд допросил нескольких специалистов и экспертов, однако в приговоре не дал оценку их показаниям.

Кроме того, апелляция приняла во внимание довод защиты о том, что суд не привел в судебном акте содержание заключения специалиста, где указывалось на наличие множества изменений, внесенных в базу данных бухгалтерской программы предприятия до 2008 года и с 2008 по 2010 год, которые были внесены после 09.03.2010, то есть после увольнения Акатова, что могло существенно повлиять на выводы суда о размере недополученной прибыли.

В марте 2014 года апелляционная инстанция отменила приговор районного суда и оправдала Михаила Акатова на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ.

Другие дела

  • Орешонков Константин Влдаимирович

    Орешонков Константин Влдаимирович

    Ст. 30, ч. 3, , ст. 30, ч.5, ст. 228.1, ч.1, ст. 228, ч.2

    Москва

    «Сделка» с обвинением помогла адвокату добиться условного наказания для подзащитного

  • Халиков Аслям Наильевич

    Халиков Аслям Наильевич

    ст.228.1 ч. 4

    Республики Башкортостан

    Как адвокат использовал право проверять и собирать доказательства. Два успешных дела о сбыте наркотиков

  • Ибрагимов Анзор Кюриевич

    Ибрагимов Анзор Кюриевич

    Ст. 105, ст. 162

    Москва

    Дело прекращено за непричастностью обвиняемого к преступлению после года его ареста

Колокольчик

Вы адвокат и хотите рассказать о своем успешном деле?