Актион Уголовный Процесс Щит и лупа

Адвокаты «Уголовного процесса»

Ибрагимов Анзор Кюриевич

Ибрагимов Анзор Кюриевич

Норма:

Ст. 105, ст. 162

Регион дела:

Москва

Контакты адвоката

Приготовление к сбыту наркотических средств: проблемы доказывания

С позиции объективной стороны ч. 1 ст. 30 УК РФ содержит разнообразные формы приготовительных действий, которыми признаются приискание, изготовление или приспособление лицом средств или орудий совершения преступления, приискание соучастников преступления, сговор на совершение преступления либо иное умышленное создание условий для совершения преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам.

Признаки приготовления к сбыту

Приготовление к преступлению характеризуется прямым умыслом, который должен быть сформирован до создания таких условий.

Таким образом, в признаки приготовления входят две неразрывные составляющие — намерения лица совершить преступление и конкретные действия лица, создающие условия для последующего совершения преступления.

При доказывании признаков приготовления к сбыту наркотических средств требуется, прежде всего, установить, были ли совершены такие действия с целью сбыта, то есть осознавало ли лицо, что создает условия для последующего сбыта наркотиков и желало ли оно создание таких условий.

В соответствии с п. 13 постановления Пленума Верховного суда РФ от 15.06.2006 № 14 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами» при квалификации действий лица как совершенных с целью сбыта умысел виновного должен быть направлен на распространение наркотических средств. Об умысле на сбыт наркотических средств могут свидетельствовать при наличии к тому оснований их приобретение, изготовление, переработка, хранение, перевозка лицом, самим их не употребляющим, их количество (объем), размещение в удобной для сбыта расфасовке либо наличие соответствующей договоренности с потребителем.

Однако до сих пор по делам данной категории судебная практика не выработала единообразного подхода и зачастую действия по приобретению и хранению наркотических средств, предусматривающие ответственность по ст. 228 УК, квалифицируются как приготовление к их сбыту.

Количество наркотиков. Ошибки в квалификации связаны с оценочными признаками, которые как раз и определены Верховныым судом РФ в вышеназванном постановлении Пленума.

Заявив, что об умысле на сбыт наркотиков может свидетельствовать их количество (объем), Пленум не разъяснил, каким образом органам следствия и суду определять такое количество, которое бы свидетельствовало о приготовительных действиях к сбыту.

В силу ст. ст. 2930 УК РФ приготовление к преступлению является неоконченным преступлением, уголовная ответственность за которое наступает по статье УК, предусматривающей ответственность за оконченное преступление со ссылкой на ч. 1 ст. 30 УК РФ.

Понятие крупного и особо крупного размера установлено в ст. ст. 228228.1 УК РФ с разграничением квалификации и ответственности. В связи с этим количество наркотика в виде крупного и особо крупного размера не может повторно учитываться при определении в действиях лица признаков приготовления к сбыту.

Или, например, размещение наркотического средства в удобной для сбыта расфасовке. Что это должна быть за фасовка, которая была бы удобной для сбыта?

По каким критериям следует оценивать данные разъяснения Пленума при применении положений ч. 1 ст. 30, ст. 228.1 УК? Обратимся к судебной практике.

Из практики. Приговором Щелковского городского суда Московской области от 12.05.2011 Ш. был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 30, п. «г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ и осужден к наказанию в виде лишения свободы сроком на 8 лет.Суд в приговоре сделал вывод, что 24.03.2010 Ш. был задержан за незаконное хранение при себе с целью сбыта наркотического средства героин (общей массой 3,46 г), поместив его в пять свертков, приготовив, таким образом, к дальнейшему незаконному сбыту и создав все условия для совершения указанного преступления. Однако преступление — в виде незаконного сбыта наркотических средств в особо крупном размере — Ш. не довел до конца по не зависящим от него обстоятельствам, так как 24.03.2010 примерно в 20.30 на 34-м км автодороги «Подъезд к городу Черноголовка» в ходе проведения оперативно-розыскного мероприятия «наблюдение» был задержан и доставлен в помещение УФСКН, где при личном досмотре приготовленные пять свертков были обнаружены и изъяты.Между тем, в чем конкретно были выражены действия Ш. по приготовлению к указанному преступлению, в приговоре не указано, не было описано и не раскрыто ни одного из признаков, предусмотренных ч. 1 ст. 30 УК РФ для квалификации преступления по признаку его приготовления.В приговоре содержится лишь вывод о том, что Ш. действовал с целью сбыта, но суд не уточнил, в чем эта цель выражалась.Также суд не установил и не указал в приговоре, кому именно, где именно и при каких обстоятельствах Ш. должен был осуществить сбыт наркотического средства.Таким образом, в приговоре не был установлен не только источник, но и конкретное лицо, которому Ш. должен был сбыть наркотик в определенном месте и при определенных условиях.Судом сделан вывод, что количество наркотического средства подтверждает факт приготовления его для незаконного сбыта, а не для собственного употребления, поскольку наркотик был расфасован по целлофановым пакетикам,То есть 3,46 г наркотика суд признал таким количеством, которое свидетельствует о приготовлении к сбыту.В то же самое время в приговоре суд констатировал факт, что Ш. является лицом, употребляющим наркотические средства. В подтверждение такого вывода суд привел показания свидетеля, нарколога Л., а также данные медицинских документов, из которых следует, что Ш. ежедневно употреблял до 3 г героина и колол наркотики маленькими дозами несколько раз в день.Следовательно, исходя из тех же выводов суда, у Ш. была обнаружена суточная доза наркотического средства, предназначенная для личного употребления, а не для сбыта.Определением судебной коллегии по уголовным делам Московского областного суда от 29.09.2011 указанный приговор был оставлен без изменения (дело № 22–6028).Приговором Басманного районного суда г. Москвы от 19.05.2008 Б. был признан виновным по ч. 1 ст. 30, п. «г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ и осужден к наказанию в виде лишения свободы сроком на 8 лет 3 месяца.Согласно приговору Б. был осужден за то, что 14.10.2007 при неустановленных обстоятельствах незаконно приобрел с целью последующего незаконного сбыта наркотическое средство (кокаин), расфасованное в 25 пакетиков из полимерного материала, общим весом 19,91 г, незаконно хранил и перевез в поезде. В ходе оперативно-розыскного мероприятия «наблюдение» Б. был задержан на перроне вокзала, наркотические средства были изъяты. Тем самым, по мнению суда, Б. приискал средства и создал условия для совершения особо тяжкого преступления — в виде незаконного сбыта наркотических средств в особо крупном размере, однако довести преступление до конца не смог по независящим от него обстоятельствам.Надзорным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РФ от 06.10.2010 приговор был изменен, действия Б. были переквалифицированы на ч. 2 ст. 228 УК с назначением наказания в виде лишения свободы сроком на 3 года по следующим основаниям: «Из материалов дела усматривается, что был проведен комплекс оперативно-розыскных и установочных мероприятий, однако установить лиц, которым Б. намеревался сбыть изъятые у него наркотические средства, а также причастность Б. к совершению аналогичных преступлений не удалось. Таким образом, Б. приобрел наркотическое средство для личного потребления, умысла на его сбыт не имел и доказательств, указывающих на это, по делу не установлено. Количество наркотического вещества и его расфасовка, не подтвержденные другими доказательствами, не могут бесспорно свидетельствовать о намерении сбыта. При таких обстоятельствах действия Б. не образуют приготовление к сбыту наркотических средств» (дело № 5-Д10-70).

Приведенные судебные решения свидетельствуют о том, что при определении квалификации по ч. 1 ст. 30, ст. 228.1 УК суды выборочно подходят к оценке количества наркотика и его расфасовке.

По некоторым делам суды предпринимали попытки обосновать в приговоре свои выводы о совершении приготовления к сбыту такими понятиями, как «значительный размер наркотика», «ничтожное количество наркотика».

Из практики. Приговором Бутырского районного суда г. Москвы от 17.10.2007 М. был признан виновным по ч. 1 ст. 30, п. «г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ и осужден к наказанию в виде 8 лет лишения свободы.Признавая М. виновным в приготовлении к сбыту наркотического средства, суд в приговоре указал, что о цели сбыта свидетельствует значительный размер наркотика (3,22 г героина) и доставление наркотика к месту сбыта.Судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда кассационным определением от 30.01.2008 приговор изменила, переквалифицировав действия М. на ч. 2 ст. 228 УК РФ.Снизив срок наказания до 3 лет лишения свободы, Коллегия указала, что таких данных, на которые указал суд, явно недостаточно для однозначного вывода, что М. действительно имел умысел на сбыт наркотика. Утверждения суда о доставлении осужденным наркотика к месту его возможного сбыта являются предположениями, а наличие у М. 3,22 г смеси, в которой содержалось какое-то (возможно, ничтожное) количество героина, не опровергало его пояснения о том, что данное наркотическое средство находилось у него исключительно для личного потребления (дело № 22–987).

Получается, что суды при оценке количества (объема) наркотика по делам данной категории стали заниматься правотворчеством и самостоятельно вводить такие понятия, как «значительный размер наркотика», «ничтожное количество наркотика», при этом определяя его крупный или особо крупный размер согласно правилам квалификации.

Безусловно, подмена понятий не должна применяться при доказывании признаков уголовно наказуемого деяния. Необходимо установить четкие критерии, по которым можно было бы определять признаки приготовления к сбыту и оценивать их наличие или отсутствие по действиям лица.

Наличие умысла на сбыт. Субъективный признак приготовления, то есть умысел на сбыт наркотичегого средства, крайне затруднителен при доказывании, за исключением случаев признательных показаний самого заподозренного в совершении преступления лица.

Как правило, данный признак усматривается и доказывается при установлении объективных критериев приготовительных действий к сбыту наркотика. При этом само количество наркотика не может влиять на квалификацию действий. Приготовить к сбыту можно и 1, 2 или 3 г наркотика, а можно и 50 г. Все зависит от материальной составляющей наркосбытчика и его возможностей по реализации наркотика.

В этой связи субъектам доказывания необходимо устанавливать источники приобретения и сбыта наркотика, схемы его приобретения и дальнейшей реализации, роль каждого из соучастников, собирать информацию о причастности лица к другим незаконным сделкам с наркотиками.

Следует учитывать, что при определении наличия или отсутствия в действиях лица признаков приготовления к сбыту не может иметь значения факт употребления либо неупотребления самим лицом наркотических средств. Приготовить наркотик к сбыту может как наркозависимое лицо, так и лицо, не употребляющее наркотики.

Из практики. Приговором Самарского районного суда г. Самары от 21.06.2011 Л. был признан виновным по ч. 1 ст. 30, п. «г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ и осужден к наказанию в виде 8 лет лишения свободы.Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда РФ определением от 21.06.2011 данный приговор изменила, действия Л. переквалифицировала на ч. 2 ст. 228 УК РФ и, снизив срок наказания, указала следующее.Суд, признавая Л. виновным в приготовлении к незаконному сбыту наркотических средств, обосновал свой вывод о виновности осужденного изъятием у последнего большого количества героина (124,93 г), а также теми обстоятельствами, что Л. не имеет постоянного источника дохода, находится на иждивении родителей и на момент задержания не находился в состоянии наркотического опьянения.Однако по смыслу закона, само по себе большое количество наркотического средства, обнаруженного у виновного, не может свидетельствовать о наличии у него умысла на сбыт этого наркотического средства.Из материалов дела следует, что героин, обнаруженный у Л., не был расфасован по дозам, весов и других предметов, необходимых для приготовления к сбыту наркотического средства, у подсудимого обнаружено не было, как и не были установлены лица, которым Л. мог попытаться сбыть героин.Помимо этого, в материалах дела отсутствуют данные, свидетельствующие о том, что у сотрудников наркоконтроля имелась информация о Л., как о возможном сбытчике наркотического средства.Как видно из показаний свидетеля П., у них имелась лишь информация о том, что Л., употребляющий наркотические средства, должен был иметь при себе героин в особо крупном размере. Их оперативно-розыскные мероприятия были направлены на пресечение незаконного хранения наркотического средства Л.Выводы суда о том, что об умысле осужденного на сбыт приобретенного им наркотического средства свидетельствуют отсутствие у Л. постоянного источника доходов, факт нахождения его на иждивении родителей, а также отсутствие у осужденного в момент задержания наркотического опьянения, основаны на предположениях и сами по себе не свидетельствуют о приготовлении осужденного к сбыту наркотических средств (дело № 46-Д11-9).

Установление данных, характеризующих условия проживания, имущественного положения, материального достатка не может определять причастность лица к совершению преступления в виде приготовления к сбыту.

Данное деяние может быть совершено лицом, как из малоимущей, так из благополучной семьи, поскольку не всегда при приготовлении к сбыту преследуется цель материальной наживы. Ведь согласно вышеуказанному постановлению Пленума под незаконным сбытом наркотических средств понимаются любые способы их возмездной либо безвозмездной передачи другим лицам (продажа, дарение, обмен, уплата долга, дача взаймы и т. д.), а также иные способы реализации, например, путем введения инъекций (п. 13).

Причастность к сбыту. Доказывание приготовления к сбыту наркотика должно характеризоваться совокупностью объективных доказательств, свидетельствующих о причастности лица к совершению этого деяния.

Как показывает практика, при наличии особо крупного размера наркотика, изъятого при задержании лица, и при отсутствии в действиях лица признаков ч. 1 ст. 30 УК РФ органы предварительного следствия формируют доказательственную базу приготовления к сбыту посредством допроса оперативных сотрудников, которые своими показаниями внедряют в материалы уголовного дела собственную версию совершения преступления. При этом, как правило, оперативные сотрудники в своих показаниях сообщают о том, что из оперативных источников, которые не подлежат рассекречиванию, им стало известно о приобретении лицом наркотика с целью дальнейшего сбыта. Показания таких свидетелей о совершении лицом именно приготовительных действий к сбыту наркотика, если они не подтверждены другими независимыми источниками, не могут быть положены в основу обвинительного приговора по ч. 1 ст. 30, ст. 228.1 УК РФ.

Из практики. Органами предварительного следствия А. было предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 30, п. «г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ.Приговором Октябрьского районного суда г. Санкт-Петербурга действия А. были переквалифицированы на ч. 2 ст. 228 УК РФ.Свою позицию суд обосновал следующим образом.Стороной обвинения суду были представлены показания оперативных сотрудников УФСКН Т., Б. и Т., которые показали, что к ним в отдел поступила информация о том, что А. будет перевозить партию наркотиков, предназначенную для дальнейшего сбыта. При этом каких-либо других доказательств, свидетельствующих об умысле подсудимого на сбыт приобретенных и хранившихся у него наркотических средств, стороной обвинения представлено не было.В подобной ситуации только лишь количество наркотического средства (в данном случае — 1429,1 г МДМА) и показания сотрудников УФСКН, при отсутствии других доказательств, подтверждающих наличие умысла подсудимого на сбыт изъятых у него наркотических средств, не могут являться достаточными доказательствами для признания его виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 30, п. «г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ.Определением судебной коллегии по уголовным делам Санкт-Петербургского городского суда от 02.12.2009 указанный приговор был оставлен без изменения. При этом судебная коллегия указала следующее.Доводы кассационного представления о несоответствии выводов суда при квалификации действий осужденного фактическим обстоятельствам дела, о квалификации его действий без учета показаний свидетелей — оперативных сотрудников УФСКН, имевших оперативную информацию о планировавшейся покупке А. значительного количества наркотического средства в целях дальнейшего его сбыта, являются несостоятельными. В показаниях указанных свидетелей отсутствуют какие-либо ссылки на наличие объективных подтверждений имевшейся у свидетелей оперативной информации, которая могла бы быть проверена судом.При таких обстоятельствах у суда не имелось оснований признавать показания указанных свидетелей недопустимыми либо недостоверными в целом или в части. Однако судом был сделан правильный вывод о недостаточности имеющихся показаний для установления вины А. в приготовлении к незаконному сбыту наркотических средств в особо крупном размере. Одно лишь значительное количество наркотического средства при отсутствии иных объективных данных, подтверждающих наличие у виновного цели сбыта, не может служить безусловным основанием для квалификации действий по признаку наличия цели сбыта (дело № 1–172/09).

Вывод

Анализ судебной практики показывает, что при отсутствии в российском уголовном судопроизводстве официально признанного судебного прецедента правила квалификации устанавливаются не только уголовным законом. Такое положение дел несовместимо с принципом законности, который требует определять преступность деяния, его объективные и субъективные признаки непосредственно Уголовным законом. В связи с этим диспозиция ст. 228.1 УК РФ нуждается в конкретизации относительно определения целей сбыта и действий, направленных на реализацию сбыта наркотических средств.

Другие дела

  • Селютин Александр Викторович

    Селютин Александр Викторович

    Ст. 199, ч.2

    Москва

    Адвокат доказал отсутствие схемы сокрытия имущества от взыскания налогов

  • Малков Олег Юрьевич

    Малков Олег Юрьевич

    Ст. 33, ч. 5, ч. 5, ст. 30, ч.1 , ст.105, ч.2

    Ленинградская область

    Закон позволил избежать ответственности пособнику заказного убийства

  • Мусман Константин Александрович

    Мусман Константин Александрович

    ч. 4 ст. 204

    Курская область

    Рейдерам не удался захват предприятия через заказное дело о коммерческом подкупе

Колокольчик

Вы адвокат и хотите рассказать о своем успешном деле?