Актион Уголовный Процесс Щит и лупа

Адвокаты «Уголовного процесса»

Никуленко Олег Олегович

Никуленко Олег Олегович

Норма:

Ст. 111, ч.4, ст. 116, ч. 2

Регион дела:

Москва

Контакты адвоката

Адвокат не допустил суда над непричастными к преступлению

Вынесение постановления о прекращении уголовного преследования в отношении лиц, изначально обвинявшихся в совершении преступления, — нечастое явление в следственной практике. К сожалению, точной статистики таких случаев «УП» узнать не удалось, тем не менее очевидно, что в каждом из них органы предварительного расследования крайне болезненно воспринимают ошибочность своих действий.

Впрочем, если бы в уголовном деле в отношении Виктора Овечкина и его друзей 1 следствие сразу прислушалось к аргументам адвоката, оно не закончилось бы судебным решением о компенсации морального вреда, причиненного незаконным уголовным преследованием. К чести правоохранителей можно сказать лишь, что истинных виновных они все-таки нашли, а ошибки и нарушения нижестоящего следственного органа смогли увидеть и исправить коллеги уровнем выше.

Дорожный инцидент

Поводом для возбуждения уголовного дела послужил дорожный конфликт между двумя водителями, одним из которых, по версии следствия, был Сергей Бабушкин, якобы ехавший в машине со своими приятелями Виктором Овечкиным и Игорем Шелковым. Водители подрезали друг друга на трассе, мерялись крутизной, и в  какой-то момент Тимофей Жариков, водитель старого Фольксвагена, перегородил дорогу машине Бабушкина на светофоре. Жариков не давал ему проехать. Тогда Бабушкин сдал назад и объехал машину Жарикова, но последний догнал его и перегородил путь. Оба водителя вышли из своих машин, вслед за ними вышли и их спутники: Овечкин, Шелковый и Дмитрий Фалеев, ехавший с супругой Маленой в машине Жарикова. Завязалась драка и якобы Бабушкин сильно избил Жарикова, ударил кулаком по лицу, от чего тот упал на асфальт, а его приятели побили Фалеева. После этого Бабушкин с приятелями уехал с места происшествия, а Малена Фалеева вызвала скорую и полицию.

Полицией было возбуждено уголовное дело в отношении неустановленных лиц по ч. 1 ст. 111 УК РФ, так как Жариков получил серьезные увечья. Спустя 3 дня он скончался от травмы головы в больнице. Дмитрий Фалеев пострадал меньше, и уголовное дело по факту нанесения ему побоев (п. «а» ч. 2 ст. 116 УК РФ) появилось только через полтора месяца, когда нашли «троицу виновных». Кроме того, ввиду установления подозреваемых, уголовное дело о смерти Жарикова, попутно переквалифицированное на ч. 4 ст. 111 УК РФ, было объединено с делом о побоях Фалееву. Разумеется, расследованием этого дела уже занялся городской отдел следственного комитета.

Несмотря на то, что версия следствия не задалась практически с самого начала -речь идет об опознании Бабушкина, Овечкина и Шелкового — оно выдумало экстравагантный способ выхода из положения.

ИЗ МАТЕРИАЛОВ ДЕЛА. «…В ходе опознания свидетелем Фалеевым опознаны предъявленный для опознания Овечкин и статист Н-ко по телосложению и чертам лица, как мужчины, принимавшие участие в избиении Жарикова.

В этот же день в ходе других опознаний свидетелем Фалеевым предъявленные для опознания Бабушкин и Шелковой не опознаны, в одном из опознаний Фалеев также указал на статиста как на лицо, причинившее телесные повреждения Жарикову.

Допрошенный 04.12.2012 в качестве свидетеля Фалеев показал, что он (Фалеев) и его супруга Фалеева М. В. участвовали на опознании. В ходе опознания Фалеев был взволнован, так как переживал из-за смерти своего друга Жарикова, поэтому принял лекарственные средства — валокордин и валидол. Фалеев и Фалеева при опознании не опознали Шелкового и Бабушкина как мужчин, которые нанесли ему и Жарикову телесные повреждения, так как участвующие лица были очень похожи друг на друга, но он (Фалеев) понимал и осознавал, что данные люди, которые нанесли ему и Жарикову телесные повреждения, точно присутствуют при опознании. В одном из участников он (Фалеев) и Фалеева М. В. опознали человека, который в ночь с 20 на  21.10.2012 нанес ему (Фалееву) телесные повреждения. После прочтения протокола опознания Фалеев узнал, что фамилия человека, которого они опознали, Овечкин, и он является действующим оперативным сотрудником полиции… После указанного опознания, по прибытию домой, Фалеев в социальных сетях „Одноклассники“ и „Вконтакте“ нашел фотографии Шелкового и Бабушкина. В ходе просмотра Фалеевы уже не сомневались в том, что Бабушкин В. являлся водителем автомобиля марки „Киа Соренто“, который наносил телесные повреждения Жарикову, а Овечкин и Шелковой наносили телесные повреждения ему (Фалееву)…».

Таким образом, невзирая на то, что свидетели Фалеевы толком не узнали представленных им людей, следствие продолжилось. Расследованием было установлено, что Игорь Шелковой владеет автомобилем «Киа Соренто», на котором предположительно передвигались преступники.

Фактически только эти сведения и явились доказательством того, что избиение погибшего и Фалеева совершили Бабушкин, Овечкин и Шелковой. Следствие даже вознамерилось было ходатайствовать о заключении под стражу Бабушкина, но потом отказалось от этого.

Расследование было закончено и обвиняемые были ознакомлены с материалами дела. Однако в суд дело так и не было передано благодаря действиям защитника.

Позиция и действия защиты

Адвокат Виктора Овечкина, защищая своего доверителя, по сути дела, не только защитил всех троих обвиняемых, но и сделал ту работу, которую было обязано сделать следствие.

Алиби обвиняемых. Защитник начал с того, что добыл и представил данные об алиби Сергея Бабушкина и самого Овечкина. Для этого были проведены адвокатские опросы свидетелей, которые находились с обвиняемыми в момент совершения преступления.

ИЗ МАТЕРИАЛОВ ДЕЛА. В ходатайстве защиты о проведении допросов свидетелей было указано: «Поскольку следователь… не предпринял мер к выявлению всех обстоятельств преступления и установлению объективной истины, я, руководствуясь положениями ст. 86 УПК РФ, опросил ряд свидетелей и получил документы, свидетельствующие о том, что Бабушкин и Овечкин не могли совершить вменяемые им преступления в указанный следствием период времени.

В момент времени, указанный свидетелем и потерпевшим Фалеевым и свидетелем Фалеевой — 01.20 21.10.2012, а также 01.30 21.10.2012, а также в 01.50 21.10.2012 — обвиняемые Овечкин и Бабушкин находились в кафе ГОРОДБАР, зашли туда в 00.30 21.10.12 и вышли: Бабушкин в 02.30, а Овечкин в 04.00 21.10.2012. В этот промежуток времени Бабушкина и Овечкина видели свидетели: К.А., К.К., Ш.Е., Т.Н., А.Д., З.М., П.А., С.И.

Поскольку следствие необоснованно расширило момент совершения преступления с 22.00 20.10.2012 по 03.00 21.10.2012 и в целях опровержения версии следствия о причастности Бабушкина и Овечкина к указанным преступлениям, в ходе адвокатских опросов я установил поминутно местонахождение Бабушкина и Овечкина, а также пути их передвижений. Данные пояснения указаных выше свидетелей полностью согласуются с показаниями обвиняемых…».

Адвокату также удалось побеседовать с водителем такси, который приехал по вызову Бабушкина, чтобы забрать его из бара в 02.30. Он подтвердил, что действительно приезжал и довозил до дома Бабушкина и его друга.

Несмотря на логичность и безусловную необходимость допросить свидетелей, подтверждавших алиби обвиняемых, следствие сделало это не сразу. Тогда в ответ на жалобу защиты на необъективность и предвзятость следствия уголовное дело было истребовано для производства расследования в вышестоящий орган — областное ГСУ СК России. Уже там, после допроса этих свидетелей следствию стало ясно, что обвинение предъявлено не тем людям. Но, к удивлению защиты, преследование прекращено не было. Вышестоящий орган вернул дело обратно.

Не тот автомобиль. После беседы с владельцем автомобиля Игорем Шелковым адвокат узнал, что его машина находилась в ремонте на дату и время, когда имело место происшествие. Он опросил слесаря-одиночку, который занимался ремонтом машины Шелкового в своем гараже. Тот рассказал, что действительно занимался машиной «Киа Соренто» Шелкового, ремонт был закончен спустя 2 дня после преступления, тогда владелец и забрал автомобиль.

Прилагая адвокатский опрос, защитник ходатайствовал о допросе этого автослесаря следствием.

Но этим нестыковки с автомобилем не исчерпывались. Адвокат ходатайствовал о запросе в ГИБДД сведений о фиксации видеокамерами автомобиля «Киа Соренто» Шелкового и автомобиля «Фольксваген» погибшего Жарикова. Полученные из ГИБДД данные еще больше озадачили следствие. На видеозаписи было видно, что в «перегонки» с автомашиной Жарикова и Фалеевых действительно играл автомобиль «Киа», но другой модели, не «Соренто», а «Спортаж». Однако, чтобы установить очевидное, защитнику понадобилось ходатайствовать о допросе предыдущего владельца машины Шелкового, а также специалиста, работника представительства компании «Киа» в России. Оба впоследствии были допрошены и показали, что изображенный на видео рядом с автомобилем Жарикова внедорожник не «Киа Соренто», а «Киа Спортаж». Думается, это следственное действие было излишним, ведь госномера машин в любом случае не могли совпадать.

Свидетель происшествия. Благодаря тем же видеозаписям камер ГИБДД на трассе удалось установить, что какое-то время рядом с обоими машинами участников происшествия ехал грузовик-мусоровоз. Следствие установило водителя этой машины и допросило его.

ИЗ МАТЕРИАЛОВ ДЕЛА. «Допрошенный 29.04.2014 в качестве свидетеля Киреев показал, что 20.10.2012 около 22 часов выехал с автобазы… Примерно около 01 часа 21.10.2012 через населенный пункт Фрязино или Фряново въехал в г. Щелково Московской области и направлялся в сторону Щелковского шоссе. По пути движения он увидел два автомобиля, один из них „Фольцваген Гольф“, темного цвета в старом кузове, а другой „Киа Спортаж“, темного цвета в старом кузове, которые передвигались в одном направлении с ним. Водители указанных автомобилей обогнали Киреева и оказались спереди него… Когда данные автомобили оказались спереди от его автомобиля, Киреев увидел, как они подрезают поочередно друг друга. Киреев в свою очередь продолжал движение за ними. На перекрестке возле ресторана „Макдональдс“, когда горел красный свет светофора, водители вышеуказанных автомобилей остановились… Когда загорелся зеленый свет светофора, водитель автомобиля „Фольцваген Гольф“ включил знак аварийной остановки и не продолжал движение вперед, стоял на месте, тем самым блокируя автомобиль „Киа Спортаж“, который находился за ним. После чего, водитель „Киа Спортаж“ отъехал назад, затем вперед и объехал автомобиль „Фольцваген Гольф“ и поехал прямо в сторону Щелковского шоссе, водитель автомобиля „Фольцваген Гольф“ сразу поехал вслед за ним, т. е. за автомобилем „Киа Спортаж“. Киреев также поехал в данном направлении… Проехав примерно 1–2 километра, через примерно 5–7 минут, не больше, он увидел, что на проезжей части дороги и на обочине находится много автомобилей… Киреев остановился, припарковал свой грузовой автомобиль на обочине и вышел из автомобиля. Увидел, что на проезжей части лежит мужчина, европейской внешности, на вид ему 30–35 лет, среднего телосложения. Мужчина лежал на спине, у него изо рта шла пена, он хрипел и был без сознания. Возле него находилась женщина, которая пояснила, что у ее мужа, управлявшего автомобилем „Фольцваген Гольф“ произошел дорожный конфликт с мужчинами на автомобиле „Киа Спортаж“, затем из автомобиля „Киа Спортаж“ с заднего сидения вышел неизвестный ей мужчина и ударил каким-то предметом по голове мужчину, который лежал на проезжей части».

Личности основных свидетелей. Наконец, адвокат не обошел вниманием и факты, касающиеся личностей свидетелей — супругов Фалеевых. Оказалось, что уже на момент расследования дела в отношении Бабушкина и сотоварищей Дмитрий Фалеев был привлечен в качестве обвиняемого по делу о незаконном обороте наркотиков. В жалобе прокурору адвокат также представил данные со страницы Фалеева в одной из социальных сетей, на которой основным девизом значилась надпись «Дорогу ворам — смерть всем мусорам». Учитывая, что обвиняемые по делу — Бабукшин, Овечкин и Шелковой были до возбуждения уголовного дела оперативниками полиции, адвокат сделал вывод, что Фалеев имеет повод для оговора.

Конец с продолжением

Таким образом, у следствия уже не оставалось никаких оснований для дальнейшего преследования Сергея Бабушкина и его приятелей. И все же обвинительное заключение было отправлено в прокуратуру для утверждения. Изучив жалобу адвоката, поданную сразу после ознакомления с материалами уголовного дела в рамках ст. 217 УПК РФ, прокуратура вернула дело обратно следователям, которые обжаловали это решение в вышестоящую прокуратуру. Но областная прокуратура согласилась с мнением коллег.

Только после очередной жалобы в областное следственное управление дело снова было затребовано из города и уже там прекращено. Постановление о прекращении уголовного преследования объемом в 20 листов содержало исчерпывающие сведения, указывающие на непричастность обвиняемых к преступлению. Но, кроме этого, там была информация о том, кто именно совершил преступление, изначально инкриминированное Бабушкину, Овечкину и Шелковому. Как оказалось, это были совершенно иные люди, которых удалось установить после того, как один из информаторов начальника оперативного подразделения полиции другого города Московской области сообщил ему о том, что житель г. Мытищи рассказал ему о драке на трассе, где произошло преступление. После этого «полицейская машина» заработала в нужном направлении. Были установлены и сам гражданин, действительно владевший автомобилем «Киа Спортаж», и его спутники. Все они признали и факт драки с Жариковым, и факт нанесения побоев Фалееву.

Тем не менее отметим, что следствию понадобилось почти 2 года, чтобы прекратить дело в отношении непричастных к преступлению людей.

Виктор Овечкин обратился с иском о компенсации морального вреда, причиненного уголовным преследованием. По решению Щелковского районного суда Московской области, состоявшемуся в январе текущего года, из 2,2 млн руб., затребованных им, суд присудил только 220 тыс. руб. Кроме того, на основании отдельного решения суда Овечкин был признан незаконно уволенным из рядов полиции и восстановлен на работе в качестве сотрудника ОЭБ и ПК с выплатой компенсации за все время вынужденного прогула. В апреле текущего года судом был удовлетворен еще один иск — с Минфина России за счет казны РФ было взыскано 300 тыс. руб. в пользу Овечкина в порядке возмещения имущественного вреда, причиненного незаконным уголовным преследованием, и оплаты за оказание юридической помощи.

Другие дела

  • Осин Василий Петрович

    Осин Василий Петрович

    Ст. 143, ч.1

    Республика Мордовия

    Оправдание по обвинению в нарушении требований охраны труда

  • Чебыкин Николай Васильевич

    Чебыкин Николай Васильевич

    Ст. 199, ч.1

    Мурманская область

    Как защитник добыл доказательства фабрикации уголовного дела

  • Халиков Аслям Наильевич

    Халиков Аслям Наильевич

    ст.228.1 ч. 4

    Республики Башкортостан

    Как адвокат использовал право проверять и собирать доказательства. Два успешных дела о сбыте наркотиков

Колокольчик

Вы адвокат и хотите рассказать о своем успешном деле?