Актион Уголовный Процесс Щит и лупа

Адвокаты «Уголовного процесса»

Добрынин Алексей Эдуардович

Добрынин Алексей Эдуардович

Норма:

Ст. 286, ч. 1

Регион дела:

Санкт-Петербург

Контакты адвоката

Обвинение в махинациях при госзакупках развалилось в суде

Следствие обвинило главного врача поликлиники в том, что он незаконно повлиял на итоги аукциона закупок, совершив тем самым превышение должностных полномочий. Защита смогла доказать, что действия обвиняемого были законными, а суд установил отсутствие достаточных доказательств и какого-либо нарушения чьих-либо прав и законных интересов.

Ислам Рамазанович Рамазанов,к. ю. н., главный редактор журнала «Уголовный процесс»

Уголовные дела, связанные с изобличением руководителей государственных учреждений, топ-менеджеров компаний в незаконных действиях при проведении конкурсных процедур по закупкам или оказанию услуг, в практике явление не частое. Подобные преступления, как отмечает большинство практиков и ученых, отличается высокой латентностью: выявить их крайне сложно из-за заинтересованности сторон в «многолетнем сотрудничестве». Как и в случае со взяточничеством, раскрыть преступление чаще всего получается, когда одна из сторон остается недовольной и сотрудничает с правоохранительными органами.

Возможно, борьба с конкурентами была основной причиной уголовного преследования главного врача одной из поликлиник Санкт-Петербурга Владимира Горчакова 1. Во всяком случае на эту мысль наталкивает тот факт, что инициаторами и ключевыми свидетелями обвинения по его делу выступили давние партнеры поликлиники, которые с его приходом утратили контракт на оказание услуг.

«Превышение» в рамках закона

К декабрю 2011 года истекал срок контракта между поликлиникой и транспортной компанией «Скорая» на аренду 16 автомобилей скорой помощи. Примерно тогда же в лечебном учреждении сменился главный врач. Владимир Горчаков, как главврач и председатель конкурсной комиссии, изначально направил для проведения открытого электронного аукциона практически ту же документацию, что и ранее, с теми же техническими требованиями к автомобилям для заключения контракта на декабрь 2011 года. Однако до проведения аукциона он решил немного изменить требования и указать, что все поставляемые машины должны быть почти новыми, выпущенными не позднее 2011 года. Это он обосновал частой поломкой автомобилей скорой в предыдущие периоды, что затрудняло работу по оказанию медицинской помощи населению.

Напомним, что в соответствии с ч. 3 ст. 24 действовавшего в 2011 году Федерального закона 21.07.2005 № 94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд» 2 заказчик, уполномоченный орган были вправе принять решение о внесении изменений в конкурсную документацию не позднее чем за 5 дней до даты окончания подачи заявок на участие в конкурсе. Но при этом срок подачи заявок на участие в конкурсе должен был быть продлен так, чтобы со дня размещения на официальном сайте внесенных изменений в конкурсную документацию до даты окончания подачи заявок на участие в конкурсе такой срок составлял не менее 20 дней.

В аукционе участвовали компании «Скорая», «Быстрая» и «Автобаза». При изучении поданных заявок выяснилось, что автопарки компаний «Скорая» и «Быстрая» не удовлетворяли изменившимся требованиям аукциона, аукцион был признан несостоявшимся, так как остался только один участник — компания «Автобаза». Договор был заключен с ней.

Надо отметить, что компании «Скорая» и «Быстрая» принадлежали и управлялись одними и теми же людьми, давно сотрудничавшими с поликлиникой. Их жалоба в ФАС России на неправомерные действия главврача только подтвердила то, что руководитель поликлиники действовал в рамках закона. В суде обвинение представило другое предписание ФАС в отношении поликлиники, в котором указывалось на недопущение впредь нарушений закона. Но это предписание было вынесено по жалобе компании «Быстрая» по другому госконтракту, и суд указал, что это доказательство «не относимо» к событию преступления.

Однако жалоба недовольных руководителей компаний в прокуратуру увенчалась успехом: в действиях главврача нашли состав преступления.

Позиция обвинения

Владимиру Горчакову было предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 286 УК РФ (превышение должностных полномочий).

Позиция следствия состояла в том, что Горчаков заключил контракт на сумму большую, чем могла быть уплачена, тем самым причинил вред поликлинике и бюджету города на сумму более 1,6 млн руб. Для подтверждения этого обвинение представило расчет стоимости услуги по аренде автомобиля, основанный на нормативах, разработанных Управлением бюджетного нормирования и ценообразования Комитета экономического развития, промышленной политики и торговли (КЭРППиТ) города. Эти нормативы основывались на прогнозе цен на год на эксплуатацию автотранспорта исходя из мощности двигателя, потребления топлива и масла. Отсюда следствие заключило, что главврач исходил из ложного понимания интересов службы и израсходовал деньги в целях освоения бюджета.

Далее, по мнению обвинения, главврач незаконно подписал контракт с компанией «Автобаза», так как поставленные автомобили не были укомплектованы оборудованием, перечисленным в требованиях к контракту, кроме того, на 1 декабря не было поставлено 2 автомобиля из 16. Следствие настаивало на том, что автомобили были оборудованы приборами, принадлежащими поликлинике. В качестве доказательств этого следствие представило протоколы осмотра места происшествия, согласно которым двух автомобилей не хватало, и заключение специалиста, из которого следовали выводы о неукомплектованности машины скорой всеми средствами, указанными в контракте. Были представлены протоколы допросов сотрудников поликлиники, руководящих работой скорой помощи: они также подтверждали недостаточность оборудования в новых машинах.

Наконец, для доказательства нарушения прав и законных интересов компании «Скорая», а также требований Федерального закона от 26.06.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции» 3 обвинение предъявило показания владельца и руководителя компании. Они утверждали, что, несмотря на долгое сотрудничество с поликлиникой, в аукционах которой на поставки машин скорой помощи они всегда выигрывали, в ноябре неожиданно для них требования к машинам были существенно изменены: более внушительным стал список оборудования, хотя ранее они устанавливали то, что выдавала им поликлиника, а также был изменен год выпуска машин. Их компания не смогла в короткие сроки найти нужное количество автомашин под новые условия, и была снята с аукциона. В итоге компания недополучила прибыль, а машины и водители некоторое время простаивали.

Доводы защиты

Изучая судебное решение по делу, нельзя не отметить, что и работа защиты, и, главное, тщательнейший анализ представленных доказательств, проведенный судом, достойны называться образцом для подражания. Например, председательствующий приводил анализ каждого доказательства сразу после его изложения, что существенно облегчает прочтение и понимание позиции суда. Сожалеть можно лишь том, что в рамках статьи нельзя указать все доводы защиты и анализ суда в приговоре, объем которого составляет более 70 листов.

Необоснованность расчета «ущерба». Для опровержения доводов обвинения относительно ущерба интересам поликлиники путем завышения цены контракта защита допросила в суде специалиста КЭРППиТ. Из ее показаний следовало, что нормативы расчета на закупку товаров, работ и услуг для госнужд применяются только к служебным машинам чиновников и исходят из норматива рабочей недели в 48 часов, а для расчета стоимости работ машин скорой помощи, как и пожарных, и полиции, необходимо исходить из 7 дней в неделю по 24 часа. Таким образом, в суде было заявлено, что нормативы, на которых основывалось следствие, производя расчет стоимости работы автомобиля скорой помощи, не предназначены для этого.

Основываясь на этом, суд решил, что Горчаков вообще не должен был руководствоваться указанными нормативами при расчете стоимости контракта. На этом же основании суд заключил, что представленные обвинением заключения эксперта также не доказывают вину Горчакова.

Отсутствие умысла. Серьезным аргументом против версии обвинения были показания членов конкурсной комиссии. Они утверждали, что Горчаков никоим образом не пытался устранить кого-либо из участников аукциона в пользу другого, и не мог этого сделать. Кроме того, руководитель отдела здравоохранения, также входивший в комиссию, сообщил, что Горчаков действовал согласно нормативным документам, регламентирующим размещение заказов. Он сообщил, что Горчаков находится в его подчинении, и они совместно обсудили вопрос об изменении условий аукциона с целью получить более новые машины за те же деньги, что и ранее. Все изменения в документации аукциона до их обнародования были завизированы им лично, иначе они и не могли быть размещены на электронном ресурсе.

Руководитель отдела здравоохранения пояснил, что все действия были направлены не на «освоение бюджета», а напротив, преследовали цель улучшения качества работы скорой помощи.

Сомнения в пользу обвиняемого. Серьезнейшие изъяны защита нашла и в доводах обвинения относительно осмотров поставленных автомобилей. Как оказалось, следствие представило в суд заключение специалиста, который в присутствии полиции осмотрел 4 автомобиля из тех 16, что были представлены согласно контракту, а сам осмотр в совокупности с другими доказательствами настолько запутал картину дела, что суд сделал вывод о том, что эти доказательства ничего не доказывают.

Из приговора: «Данные доказательства суд также не может принять в качестве достаточных и бесспорных доказательств подтверждения виновности Горчакова в совершении вышеуказанного преступления <…> Из указанных перечисленных выше доказательств следует, что на осмотренных 4-х автомобилях скорой медицинской помощи (из 16-ти по контракту) имелось и было установлено некое медицинское оборудование, причем в различных машинах оно было установлено не в одинаковых объемах. Таким образом, из указанных доказательств не следует, что в каждой из 16 поставленных по контракту машин находилось медицинское оборудование в объеме, указанном в приложении к государственному контракту <…> Из указанных доказательств следует, что наименование указанного медицинского оборудования совпадает с наименованием и аббревиатурой оборудования, которое отражено в вышеуказанной оборотной ведомости поликлиники. Однако ни один инвентарный номер медицинского оборудования из вышеперечисленных обнаруженных при осмотре не совпадает с инвентарными номерами медицинского оборудования из оборотной ведомости поликлиники. То есть, объективных свидетельств тому, что медицинское оборудование, которое находилось в автомобилях при осмотре, находилось на балансе поликлиники, — данные доказательства не содержат.

При таких обстоятельствах одни лишь утверждения зав. отделениями К. и Б., не являющихся сотрудниками бухгалтерии, о том, что в автомобили было установлено оборудование, стоящее на балансе поликлиники, являются явно недостаточными для того, чтобы сделать вывод о том, что на 16 автомобилях скорой медицинской помощи было использовано и стояло оборудование, принадлежащее и находящееся на балансе поликлиники.

<…> Суду в качестве доказательств был предоставлен иной документ — акт проверки соответствия автомобилей на 5 листах, подписанный специалистом С. А. Также представлены показания в судебном заседании специалиста С. А. Проанализировав вышеизложенные доказательства, суд принимает их как допустимые <…> Однако суд также по указанным выше основаниями критически относится к сведениям, отраженным в протоколе <…> к показаниям в судебном заседании специалиста в части того, что автомобили скорой медицинской помощи были оборудованы оборудованием, которое находилось на балансе поликлиники, поскольку специалист пояснил суду, что данные сведения стали известны ему со слов сотрудника полиции, руководившего процессом проверки и сообщившего ему о том, что в остальных автомобилях скорой медицинской помощи то же самое, что и в тех, которые он осмотрел. <…> Судом установлено, что как следует из протокола осмотра, который также был подписан и С.А., никаких водителей при проведении данного действия не было…».

Потерпевшие «без потерь». Наконец, немаловажными оказались и аргументы защиты относительно собственно потерпевших, которыми наряду с управлением здравоохранения района были признаны проигравшие конкурс компании. Они не смогли подтвердить, в чем собственно выражалось существенное нарушение их прав и законных интересов действиями главврача, ведь законодательство о госзакупках он не нарушил.

Из приговора суда: «…в части неких убытков, которые терпела в декабре 2011 года ООО „Скорая“, данные доказательства не конкретны и противоречивы, поскольку совладелец компании указал, что никаких убытков у ООО „Скорая“ в финансовом плане не было и в финансовой отчетности они не были отражены, пояснил, что в результате проигрыша в конкурсе машины простаивали, однако тут же утверждал, что автомобили его предприятия работали по другим заключенным контрактам, которых у него на период 2011 года было около 50, а свидетель — генеральный директор ООО также утверждал, что с получением заработной платы в декабре у него, как у сотрудника ООО „Скорая“, проблем не было».

Окончательные выводы суда

Оправдательный приговор был вынесен судом в августе текущего года. Апелляционная инстанция, рассматривавшая представление прокуратуры на оправдательный приговор, отставила его в силе. Думается, что во многом благодаря скрупулезной работе суда, который не оставил шансов на принятие какого-либо иного решения.

Из приговора: «В обвинении, предъявленном Горчакову, имеется утверждение о том, что он, превышая свои полномочия, действовал умышленно, из ложно понятых интересов службы, обусловленных необходимостью освоения бюджетных средств в текущем финансовом году, с целью ограничения круга возможных участников аукциона, в дальнейшем, после подписания контракта, подписывая акты выполненных работ, действовал с целью скрыть совершенные незаконные действия по составлению проектной документации.

Данное утверждение ничем объективно не подтверждено. Вместе с тем стороной обвинения представленными доказательствами:

— не опровергнуто утверждение Горчакова о том, что он при разработке и внесении изменений в конкурсную документацию действовал исключительно в целях улучшения качества оказания услуг скорой медицинской помощи населению района;

— не опровергнуто его утверждение о том, что он не скрывал факта того, что автомобили поступили без оборудования, о чем им факсимильной связью ставилось в известность ЗАО „Автобаза“ и было доложено в администрацию заместителю главы администрации, и оттуда поступило указание продолжить работу;

— не опровергнуто (об этом уже ранее имеется оценка суда в приговоре) бесспорными и убедительными аргументами его утверждение о том, что в случае проведения им процедуры расторжения контракта часть граждан административного района осталась бы без надлежащим образом оказанных услуг скорой медицинской помощи с точки зрения нарушения временных нормативов прибытия на место вызова бригад скорой помощи.

+

В связи с изложенным выше суд не может расценивать действия Горчакова, как совершенные с противоправной целью и направленные, вопреки законным интересам возглавляемой им организации, на извлечение выгоды для других лиц. Суд приходит к выводу об отсутствии в действиях подсудимого состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 286 УК РФ, в связи с чем по делу должен быть постановлен оправдательный приговор».

Другие дела

  • Чурилов Юрий Юрьевич

    Чурилов Юрий Юрьевич

    ч. 3 ст. 286. ч. 4 ст. 111

    Курская область

    Потерпевшей выплатили компенсацию за вред, причиненный преступлением полицейских

  • Бастраков Андрей Владимирович

    Бастраков Андрей Владимирович

    Ст. 105 ч. 2, ст. 111 ч.1

    Москва

    Какие ошибки допустило обвинение, представляя позицию и доказательства присяжным? На какие существенные противоречия в позиции обвинения обратила внимание защита?

  • Аверин Александр Валентинович

    Аверин Александр Валентинович

    ст.160 ч.3

    Московская область

    Обвинение руководителя в растрате. Решение ВС, которое поможет защите

Колокольчик

Вы адвокат и хотите рассказать о своем успешном деле?