Актион Уголовный Процесс Щит и лупа

Адвокаты «Уголовного процесса»

Гончарук Виктор Степанович

Гончарук Виктор Степанович

Норма:

ст.327.1 ч.4

Регион дела:

Московская область

Контакты адвоката

Cуд напомнил, что продажа алкоголя с поддельной маркой и наклеивание такой марки на бутылку — не равнозначны

«Текст данного обвинения воплотил в себе набор не согласующихся между собой слов и выражений, которые подтверждают доводы защиты о неправильной квалификации действий подсудимой». Это дословная цитата из оправдательного приговора по уголовному делу в отношении Екатерины Таманян1. Такой вывод в судебном решении можно встретить нечасто. Обычно следствие и прокуратура не делают нелепых ошибок в квалификации деяния, хотя и позволяют себе в суде набор многословных предложений с трудноуловимым смыслом. Но это был особый случай. Чтобы расценить продажу одной бутылки водки с поддельной маркировкой как наклеивание этой марки, нужно обладать сильным воображением.

Состав преступления по ч. 4 ст. 327.1 УК РФ, который вменили Таманян, появился в 2014 году. Почти сразу он стал популярным. По данным Судебного департамента при Верховном Суде РФ в 2015 году за использование для маркировки алкогольной продукции заведомо поддельных акцизных марок суды наказали 152 человека, а в первом полугодии 2016 — 87 человек. Оправдательных приговоров по обвинению в этом преступлении практически нет. За исключением приговора Подольского городского суда Московской области от 27.04.2016.

Проверочная закупка

Таманян, генеральный директор ООО «Пшеница», которому принадлежит продуктовый магазин, расположенный в одном из районов подмосковного г. Подольска. В магазине она посменно работала продавцом. Ее ООО не имело лицензии на продажу алкоголя. За несколько дней до того, как в магазин пришла полиция, к Таманян обратился некий мужчина, которого она раньше не знала. Он предложил ей купить у него водку оптом по хорошей цене. По словам Таманян, он убеждал, что качество водки хорошее, но честно сказал о поддельных специальных марках на бутылках. Таманян, понимая, что есть проблема с марками, купила несколько ящиков спиртного. По ее версии, не для розничной продажи, а для знакомых. Однако, когда спустя несколько дней к ней пришел другой мужчина и попросил продать ему спиртное, она решила подзаработать и продала ему бутылку водки за 185 руб. Чистая прибыль от продажи составила 85 руб.

Сразу после продажи бутылки в магазин пришли сотрудники УЭБиПК. Полицейские объявили, что проводят гласное оперативно-розыскное мероприятие «проверочная закупка». Таманян не стала отрицать, что продала водку с возможно поддельными марками, и сама показала оперативникам подсобное помещение, где стояли ящики с этой водкой. В присутствии понятых полицейские осмотрели и описали спиртное, составили протокол осмотра места происшествия.

Позиция и доказательства обвинения

«Расследование» уголовного дела в отношении Екатерины Таманян для следователя МВД особого труда не составило. Основные доказательства собрали оперативники. Обвиняемая признавала, что совершила противоправные действия и даже сделала явку с повинной. Следователь провел с участием обвиняемой проверку показаний на месте.

Экспертиза показала, что федеральные специальные марки на бутылках изъятой водки были изготовлены не ФГУП «Гознак», а с помощью форм плоской офсетной печати. Допрошенные следователем оперативники, которые проводили проверочную закупку, также показали, что приобрели в ходе ОРМ бутылку водки и выявили преступление.

В итоге следователь заключил, что за правильность нанесения и за подлинность федеральных специальных марок и акцизных марок ответственность несут собственники (владельцы) алкогольной продукции, осуществляющие ее производство, импорт, поставку, розничную продажу. Поэтому она совершила преступление, предусмотренное ч. 4. ст. 327.1 УК РФ — использование для маркировки алкогольной продукции заведомо поддельных акцизных марок либо федеральных специальных марок, а равно использование для маркировки табачных изделий заведомо поддельных специальных (акцизных) марок.

Позиция защиты и решение суда

Свою позицию, которую в итоге полностью поддержал суд, адвокат изложил всего на одном листе.

ИЗ РЕЧИ АДВОКАТА В ПРЕНИЯХ. «…Сотрудники служб МВД… не желают вникать в диспозицию ч. 4 ст. 327.1… Часть 4 ст. 327.1 УК РФ с объективной стороны предполагает использование, т. е. попытку эксплуатации свойств соответствующего предмета преступления. В нашем случае это поддельные федеральные специальные марки, что означает их размещение (наклеивание) на упаковке (таре), в которой товар представляется для продажи… Таманян данные марки не наклеивала и алкогольную продукцию на витрину в оборот не выставляла… В действиях Таманян защита также не усматривает признаков состава преступления, предусмотренного ст. 171.1 УК РФ, так как диспозицией данной статьи, в частности приобретение и хранение в целях сбыта немаркированных товаров, предусматривает совершение противоправных действий в крупном размере…».

Соглашаясь с доводами защиты, суд в приговоре отметил, что обвинение не представило ни одного доказательства того, что Таманян выставляла поддельный алкоголь на витрину магазина. Суд также указал, что собственно к качеству водки у правоохранителей никаких претензий не было.

При этом суд отметил, что следствие правильно установило фактические обстоятельства дела, но «дало им неверную юридическую оценку и допустило ошибку в объекте и объективной стороне инкриминируемого подсудимой преступления». О сомнениях в квалификации действий подсудимой, по мнению суда, говорил даже текст постановления о привлечении ее в качестве обвиняемой. Следователь написал в нем, что Таманян «выставила алкогольную продукцию с поддельными федеральными специальными марками на продажу в продуктовом магазине, умышленно использовала указанные выше марки на продукцию, для которой они предназначены, в целях ее реализации третьим лицам, тем самым совершила использование для маркировки алкогольной продукции заведомо поддельных федеральных специальных марок». Это умозаключение следствия, по мнению суда, и «воплотило в себе набор не согласующихся между собой слов и выражений».

Суд напомнил, что «объективная сторона преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 327.1 УК РФ, выражается исключительно в действиях по маркировке (нанесению) специальных марок на алкогольную продукцию: а именно приклеивание или иная фиксация их на алкогольную продукцию или действия, направленные на это». Продажа алкоголя с поддельными марками, если продавец сам не наклеивал их на продукцию, не образует состава преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 327.1 УК РФ.

Кроме того, суд согласился с мнением адвоката о том, что теоретически действия Таманян образуют состав преступления, предусмотренного ст. 171.1 УК РФ «Производство, приобретение, хранение, перевозка или сбыт товаров и продукции без маркировки и (или) нанесения информации, предусмотренной законодательством Российской Федерации», совершенного в крупном размере. Однако, в соответствии с примечанием к ст. 169 УК РФ, которое действовало на момент совершения преступления, крупным размером в целях ч. 1 ст. 171.1 УК РФ являлась сумма 1,5 млн руб. C июля 2016 года, в соответствии с поправками в ст. 171.1 УК РФ, крупный размер, который необходим для привлечения к уголовной ответственности за продажу немаркированного алкоголя (ч. 5. ст. 171.1 УК РФ), составляет 100 тыс. руб. и более2.

В завершение суд указал, что действия подсудимой не являются уголовно наказуемыми, и напомнил о существовании ст. ст. 14.714.1014.1614.17 и др. КоАП РФ.

Несмотря на очевидную ошибку в квалификации деяния, которую установил суд, прокуратура обжаловала оправдательный приговор. В своем представлении прокуроры указали, что Таманян «использовала полезные свойства марки, которая находилась на бутылке с водкой, что создает видимость легальности продаваемого продукта». По мнению прокуратуры, понятие «использование для маркировки» в составе преступления по ч. 4 ст. 327.1 УК РФ означает «не только факт непосредственной оклейки такими марками, но и их нахождение на самой бутылке в момент ее незаконной продажи».

В качестве лирического отступления можно сказать, что прокуроров, которые поддерживали обвинение и писали апелляционное представление по этому делу, следовало бы проверить на знание русского языка. Иначе трудно понять, почему они считают, что использование предмета (поддельной марки) для воздействия на другой предмет (маркировка алкогольной продукции), это то же самое, что и пассивное нахождение предмета без воздействия на него со стороны обвиняемой.

Московский областной суд не вдавался в филологические разъяснения, не нашел в приговоре ни одного нарушения и оставил его без изменения (апелляционное постановление от 09.06.2016 по делу № 22–3959/16).

Другие дела

  • Ижко Марина Владимировна

    Ижко Марина Владимировна

    ст. 204 ч. 3

    Приморский край

    Адвокаты добились отмены обвинительного приговора в Верховном Суде РФ по делу о коммерческом подкупе

  • Матюхин Денис Анатольевич

    Матюхин Денис Анатольевич

    ст.228.1 ч.4, ст.30 ч.1

    Ростовская область

    Адвокат уличил суд в процессуальной подмене

  • Добрынин Алексей Эдуардович

    Добрынин Алексей Эдуардович

    Ст. 286, ч. 1

    Санкт-Петербург

    Обвинение в махинациях при госзакупках развалилось в суде

Колокольчик

Вы адвокат и хотите рассказать о своем успешном деле?