Актион Уголовный Процесс Щит и лупа

Адвокаты «Уголовного процесса»

Чебыкин Николай Васильевич

Чебыкин Николай Васильевич

Норма:

Ст. 199, ч.1

Регион дела:

Мурманская область

Контакты адвоката

Обвинение в неисполнении обязанности налогового агента доказать не удалось

Статья 199.1 Уголовного кодекса РФ «Неисполнение обязанностей налогового агента» стабильно применяется в практике следственных органов и судов. По ней ежегодно осуждают около 50 человек. Это примерно пятая-шестая часть от общего числа осужденных за налоговые преступления.

Диспозиция статьи предусматривает ответственность за неисполнение в личных интересах обязанностей налогового агента по исчислению, удержанию или перечислению налогов и (или) сборов в соответствующий бюджет (внебюджетный фонд), совершенное в крупном размере (от 2 млн руб.).

Типичная ситуация, когда расследуется дело по ст. 199.1 УК РФ, состоит в том, что руководитель организации несвоевременно перечисляет (или вовсе не перечисляет) налог на доходы физических лиц, удерживаемый из зарплаты работников. Чаще всего руководство компании намеревается таким способом сохранить деньги для расчетов с контрагентами и исполнения других обязательств.

Примерно такие обстоятельства имели место в уголовном деле в отношении Константина Ткачева1, исполнительного директора компании ООО «Электролес» из Мурманской области.

Вместе с тем результат уголовного дела — оправдание Ткачева — стал закономерен не только благодаря хорошей работе защитника, но и невнимательности следствия, а также недостаточной подготовленности гособвинения.

Неуплата налогов с зарплаты

ООО «Электролес» занималось проектированием, строительством и эксплуатацией электросетей на территории области. В сентябре 2009 года налоговая инспекция провела выездную поверку предприятия и обнаружила, что за 2008–2009 годы компания не доплатила значительную сумму НДФЛ. При этом сам 13-процентный налог с зарплат сотрудников исправно удерживался, не было лишь перечисления его в бюджет. Компания не стала оспаривать выводы налоговиков, но и погашать недоимку не спешила.

Этой ситуацией заинтересовались в следствии. Напомним, что по действовавшей тогда норме ч. 1.1 ст. 140 УПК РФ поводом для возбуждения уголовного дела о преступлениях, предусмотренных ст.ст. 198 – 199.2 УК РФ, могли служить только материалы, направленные налоговиками2.

Поскольку недоимка по НДФЛ составила более 5,3 млн руб., признаки преступления были налицо. После возбуждения уголовного дела и проведенных в рамках следствия экспертиз у следствия не осталось никаких сомнений в том, что Константин Ткачев совершил преступление.

Доказательства обвинения

Ключевыми доказательствами обвинения послужили данные судебно-бухгалтерской и судебно-налоговой экспертиз, заключение специалиста и показания гендиректора компании «Главсеть» Михаила Бушкаря. Компания «Главсеть» была материнской компанией по отношению к «Электролесу». Последняя всецело финансово зависела от первой. Система расходования средств с банковских счетов ООО «Электролес» полностью контролировалась головной организацией. Однако Бушкарь, вольно или невольно, ввел следствие в заблуждение, которое, впрочем, хорошо вписалось в версию обвинения.

ИЗ ПРИГОВОРА СУДА. «Из оглашенных в порядке ст. 281 УПК РФ показаний свидетеля Бушкаря следует, что он являлся генеральным директором ООО “Главсеть”. В его должностные обязанности входит осуществление функций единоличного исполнительного органа ООО “Главсеть” от имени указанной организации без доверенности.

Наряду с другими упомянутыми в трудовом договоре обязанностями по организации финансово-хозяйственной деятельности ООО “Электролес” он возложил на К.Н. Ткачева обязанность по соблюдению в деятельности законодательства Российской Федерации, в том числе о налогах и сборах. Тем самым Ткачев не был ограничен в части исчисления и своевременной и полной уплаты налогов и сборов управляющей организацией. Полномочия в данной части были предоставлены им пунктами 4 и 5 соответствующей доверенности. Все без исключения сделки, связанные с осуществлением финансово-хозяйственной деятельности ООО “Электролес”, заключались Ткачевым К.Н. …Вопросами контроля со стороны ООО “Главсеть” за расходованием денежных средств ООО “Электролес” занимались его заместители, в том числе Беззубов А.В. Распоряжений о неуплате налогов, сборов и других обязательных платежей в адрес Ткачева он никогда не давал.

Он не знает, в связи с чем НДФЛ не перечислялся в бюджет в полном объеме.

Контроль за правильностью ведения бухгалтерского учета ООО “Электролес” в период с 13.02.2008 по 31.08.2009 осуществляли исполнительный директор Ткачев и главный бухгалтер. …С актом № 178 выездной налоговой проверки от 26.11.2009 незнаком. Причины возникновения нарушения налогового законодательства ему неизвестны… Операции по расходованию денежных средств с расчетного счета осуществлялись дистанционно, с помощью системы “Клиент-Сбербанк”, которая была установлена в офисе ООО “Элетролес”, ключ электронно-цифровой подписи находился у Ткачева…».

Из выводов судебной бухгалтерской и налоговой экспертиз следовало, что за период с 13.02.2008 по 31.08.2009 на счета ООО «Электролес» поступило в общей сложности более 410 млн руб. Примерно столько же было списано на различные нужды. Эксперты установили также, что Ткачев получал за проверенный период зарплату более 60 тыс. руб. и премии в размере всего около 300 тыс. руб. Это позволило следствию вменить ему такой мотив совершения преступления, как личная заинтересованность.

Напомним, что согласно п. 17 постановления Пленума ВС РФ 28.12.2006 № 64 «О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления» личный интерес является обязательным признаком неисполнения обязанностей налогового агента, без установления которого обвинение по ст. 199.1 УК РФ предъявить невозможно. Интерес Ткачева, по мнению следствия, выражался «в желании приукрасить действительное положение возглавляемого им предприятия, в стремлении выглядеть в глазах генерального директора ООО “Главсеть” и окружающих более успешным и компетентным руководителем».

По данным экспертиз выходило, что сумма фактически выплаченной заработной платы и прочих выплат работникам ООО по кассе и расчетным счетам составила более 78 млн руб. На этот фонд оплаты труда был начислен НФДЛ в общем размере более 10,4 млн руб. Из них фактически было перечислено в бюджет только 5,1 млн руб.

Следствие представило заключение специалиста, согласно которому «процентное соотношение доли неуплаченного налога на доходы физических лиц к сумме НДФЛ, подлежащей уплате ООО “Электролес” в бюджет за период с 13.02.2008 по 31.08.2009, составило 51,29%». Напомним, что согласно примечанию к ст. 199 УК РФ крупным размером неуплаченных налогов признается сумма налогов и (или) сборов, составляющая за период в пределах трех финансовых лет подряд более 2 млн руб., при условии, что доля неуплаченных налогов и (или) сборов превышает 10% подлежащих уплате сумм налогов и (или) сборов, либо превышающая 6 млн руб.

К сожалению, следствие не смутил тот факт, что при исчислении «уголовно наказуемой» доли неуплаченных налогов была взята простая формула: 5,3 млн руб. (неуплаченного за проверенный период НДФЛ) деленные на 10,4 млн руб. (общая сумма начисленного НДФЛ). Позже на эту ошибку укажет в приговоре суд.

Уголовное дело было направлено в суд для рассмотрения по существу.

Позиция защиты

Залогом успешной защиты по делу, как отметил адвокат Николай Чебыкин, безусловно, стало внимательное изучение материалов дела и собственное небольшое адвокатское расследование. Защитнику удалось представить в суд документы, которые полностью подорвали основу обвинения.

Как отметил адвокат, его подзащитный был вынужден уволиться с предприятия после того, как оно столкнулось с претензиями налоговых и правоохранительных органов.

Однако при этом Ткачев смог взять с собой часть бухгалтерских и управленческих документов ООО. Изучив эту кипу документов, защитник установил, что в соответствии с учредительным договором фактическое управление компанией было в руках у генерального директора ООО «Главсеть» Бушкаря. В документах нашлись приказы Бушкаря, которые оправдывали обвиянемого.

ИЗ ПРИГОВОРА суда. «Стороной защиты представлены следующие доказательства:

Копия приказа генерального директора ООО “Главсеть” Бушкаря…, согласно которому, в том числе и исполнительному директору ООО “Электролес”, приказано запретить списание денежных средств с расчетных счетов без утвержденных управляющей компанией реестров платежей. Ежедневно до 16.00 направлять в адрес управляющей компании реестры предстоящих платежей для их утверждения. В целях ускорения подписания банковских документов до 17.03.2008 оформить электронно-цифровую подпись генерального директора ООО «Главсеть»…

Копия приказа генерального директора от 02.07.2008 № 19 “О расходовании денежных средств”, согласно которому, в том числе и исполнительному директору ООО “Электролес”, приказано направлять в адрес управляющей компании реестры предстоящих платежей для согласования.

Списание денежных средств с расчетных счетов Общества без согласования с управляющей компанией является неправомерным».

Эти документы согласовывались с показаниями, данными главным бухгалтером ООО «Электролес» Мариной Шишкиной и заместителем Бушкаря — Анатолием Беззубовым.

Так, Шишкина показала, что в направляемые в «Главсеть» реестры платежей она включала задолженности по НДФЛ. Однако они управляющей компанией из реестра вычеркивались. Она также пояснила в суде, что у Ткачева «не было достаточных полномочий распоряжаться денежными средствами».

Анатолий Беззубов также показал в суде, что в 2008 году ООО «Главсеть» было принято решение о согласовании всех платежей управляемых компаний. Он знал о том, что ООО «Электролес» не платится НДФЛ, и Ткачев этого не скрывал. Это следовало из отчетов Ткачева и главбуха Шишкиной. Об этом же он докладывал гендиректору Бушкарю.

Оправдательный приговор

Представленные защитой документы вкупе с показаниями ключевых свидетелей сделали свое дело. Суд постановил оправдательный приговор. В судебном заседании гособвинитель попытался воспрепятствовать приобщению к материалам дела документов (приказов), опровергавших версию обвинения. Прокурор посчитал, что защита выдвигает новую версию событий, и ранее об этих приказах недобросовестно умолчала. Кроме того, прокурор указал на то, что у подсудимого была фактическая возможность оплатить недоимку по НДФЛ, но тот этого не сделал. Однако суд отверг эти доводы со ссылкой на материалы самого следствия.

ИЗ ПРИГОВОРА суда. «…Суд приходит к выводу, что указанные доводы не являются вновь выдвинутой защитной версией подсудимого, поскольку о существовании согласований платежей вышеуказанные свидетели показали еще в ходе предварительного расследования, однако данный факт остался без должного внимания и изучения. … Ткачев не имел права и возможности осуществлять списание денежных средств без согласования с управляющей компанией. Доказательств обратному стороной обвинения не представлено.

Мнение государственного обвинителя о том, что Ткачев физически мог осуществить платежи, воспользовавшись электронно-цифровой подписью Бушкаря, так как она хранилась в бухгалтерии, и вопреки мнению управляющей компании заплатить НДФЛ, не может быть принято во внимание, поскольку:

— во-первых, использование чужой цифровой подписи без разрешения (согласования) является неправомерным, а при определенных обстоятельствах и противоправным;

— во-вторых, указанное мнение государственного обвинителя ставит в зависимость наступление уголовной ответственности от места хранения цифровой подписи. Данная цифровая подпись хранилась в бухгалтерии лишь для ускорения подписания финансовых документов только по согласованным платежам, что следует из вышеуказанного приказа…».

Гособвинитель также требовал допроса Бушкаря в суде, тогда как ранее его показания по его же (прокурора) ходатайству были оглашены в судебном заседании. Но суд согласился с мнением защитника о том, что это только затянет процесс. Адвокат отметил, что главбух и заместитель Бушкаря, которые готовили приказы, по которым все платежи «Электролеса» должны были согласовываться с Бушкарем, находятся в зале суда и могут прояснить ситуацию.

Оглашенные показания Бушкаря, данные следователю, сыграли скорее на руку защите. Суд отнесся к ним критически.

ИЗ ПРИГОВОРА суда. «Суд критически относится к показаниям свидетеля Бушкаря о том, что контроль за расходованием денежных средств осуществлял Ткачев единолично… Показания свидетеля Бушкаря в этой части опровергаются:

— показаниями свидетелей Шишкиной, Беззубова о существовании процедуры согласования платежей,

— показаниями свидетеля Беззубова о том, что всю информацию о финансовом положении предприятий, в том числе и налогах, он докладывал Бушкарю,

— фактом лишения Ткачева права первой подписи и оформлением электронно-цифровой подписи на свое имя;

— вышеуказанными своими же приказами о запрещении списания со счетов денежных средств без согласования с управляющей компанией.

Несмотря на явные противоречия между показаниями Бушкаря с одной стороны, показаниями остальных свидетелей и содержанием имеющихся документов с другой стороны, органами предварительного следствия мер к их устранению не принято…».

Оправдывая Константина Ткачева, суд отметил, что он не имел права и возможности осуществлять списание денег без согласования с управляющей компанией. Значит, он «не обладал достаточными полномочиями по перечислению налогов, указаний не перечислять НДФЛ не давал, то есть не является субъектом данного преступления».

Прокуратура обжаловала приговор, но он остался в силе.

Другие дела

  • Аверин Александр Валентинович

    Аверин Александр Валентинович

    ст.160 ч.3

    Московская область

    Обвинение руководителя в растрате. Решение ВС, которое поможет защите

  • Шабалина Светлана Александровна

    Шабалина Светлана Александровна

    Ст. 159, ч.1

    Кемерово

    Повторные объяснения спасли клиента адвокатов от обвинения в мошенничестве

Колокольчик

Вы адвокат и хотите рассказать о своем успешном деле?