Актион Уголовный Процесс Щит и лупа

Адвокаты «Уголовного процесса»

Малков Олег Юрьевич

Малков Олег Юрьевич

Норма:

Ст. 33, ч. 5, ч. 5, ст. 30, ч.1 , ст.105, ч.2

Регион дела:

Ленинградская область

Контакты адвоката

Закон позволил избежать ответственности пособнику заказного убийства

Посредник, участвовавший в подготовке заказного убийства, выдав полиции соучастников, предотвратил совершение преступления. Несмотря на то, что он сообщил важные детали готовившегося покушения уже после того, как на него вышли оперативники, суд постановил ему оправдательный приговор.

Ислам Рамазанович Рамазанов,к. ю. н., главный редактор журнала «Уголовный процесс»

Большинство оправдательных приговоров, как правило, вызвано нарушениями и ошибками, допускаемыми сотрудниками правоохранительных органов в ходе проведения ОРМ, первоначальных следственных действий или предварительного расследования. Ситуации, в которых явных нарушений требований закона нет, а имеется спорное применение норм права, намного более редки в практике уголовного процесса. Именно такой случай имел место в деле Владимира Маринина (фамилии и имена фигурантов дела изменены – Примеч. ред.), обвиненного в пособничестве к приготовлению убийства по найму.

Выявление преступления

Скачать Кассационное определение

Как следует из материалов дела, в конце июля 2011 года сотрудники полиции получили информацию о том, что А. Георгиев, отбывающий наказание в одной из колоний Ленинградской области, подыскивает исполнителя заказного убийства бизнесмена в г. Москве. В срочном порядке они смогли получить санкцию суда на прослушивание его телефонных контактов и в результате контроля соединений зафиксировали его переговоры с неким Михаилом Маркеловым, который согласился исполнить преступление за вознаграждение. Из разговора следовало, что убийство должно состоятся утром следующего дня. Однако, как позже отметит адвокат второго организатора преступления, Владимира Маринина, из переговоров Георгиева с Маркеловым невозможно было установить ни личные данные потенциальной жертвы, ни места (адреса) и способа совершения преступления, ни какие-либо сведения об исполнителе убийства и его местонахождении.

Чтобы предотвратить преступление, оперативные сотрудники немедленно выехали в колонию с целью получения объяснений от А. Георгиева. В ходе беседы Георгиев назвал им фамилию «киллера», а также сообщил, что с просьбой подыскать исполнителя этого убийства к нему обратился Владимир Маринин, отбывающий наказание в той же колонии. 26-летний Маринин был осужден за преступления, связанные с незаконным оборотом наркотиков. Других подробностей (о жертве и исполнителе) Георгиев не знал.

После этого оперативные сотрудники попросили администрацию колонии вызвать для беседы Маринина. От него они узнали, что некоторое время назад к нему обратился родственник с просьбой найти исполнителя убийства московского бизнесмена Сергея Николина, а также все необходимые подробности готовящегося преступления. Кроме того, Маринин добровольно предоставил полицейским свой телефон-коммуникатор, на котором были сохранены карта и схема места совершения преступления, адрес проживания и номерной знак автомашины потенциальной жертвы.

Получив эту информацию, полицейские смогли предотвратить преступление и задержали несостоявшегося убийцу. Позже выяснилось, что на самом деле он, якобы, не собирался совершать преступление, а хотел просто обмануть заказчиков. И хотя у него и его пособников во время досмотра автомобиля на месте происшествия были изъяты пистолет ТТ и 12 патронов к нему (признанных экспертизой пригодными для стрельбы), «киллер» был осужден за мошенничество. Вместе с тем, несмотря на оказанную им (Марининым) помощь следствию, в его отношении было возбуждено уголовное дело по обвинению в подстрекательстве и оказании пособничества в убийстве по найму (части 45 ст. 33, ч. 1 ст. 30п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ).

Позиция обвинения

С самого начала Маринин не отрицал ни своей причастности к приготовлению покушения, ни данных им добровольно показаний. Несмотря на это, следствие и гособвинение решило, что в действиях Маринина отсутствует признак добровольного отказа от совершения преступления, поскольку он сообщил о нем только после того, как к нему пришли сотрудники правоохранительных органов, а не явился к ним добровольно с сообщением о готовящемся преступлении.

Обвинение указало, что в беседе с Марининым оперативники сообщили ему о своей осведомленности о приготовлении к убийству, а также, что они (полицейские) уже вышли на исполнителей убийства и их мобильные телефоны находятся под контролем. Все это, по мнению гособвинения и представителя потерпевшего, указывало на то, что Маринин сделал явку с повинной не добровольно, а под принуждением правоохранителей и, таким образом, «не добровольно» отказался от совершения преступления.

Позиция защиты

Как сообщил редакции «УП» адвокат Маринина, Олег Малков, позиция защиты заключалась в том, что «подсудимый «добровольно, по собственной инициативе и, руководствуясь своими мотивами, предоставил правоохранительным органам всю необходимую им информацию для раскрытия данного преступления».

В подтверждение этого защитник привел следующие аргументы.

Прежде всего, адвокат обратил внимание суда на то, что до показаний, данных Марининым, сотрудники правоохранительных органов не располагали информацией, дающей возможность предотвратить убийство. Адвокат отметил, что после того, как Маринин предоставил все необходимые для недопущения убийства сведения, полицейские все равно не смогли сразу идентифицировать преступника и первоначально задержали людей, не имеющих к делу никакого отношения. Это подтверждалось показаниями самих оперативников, которые сообщили, что по биллингу телефонных переговоров Георгиева с Маркеловым не могли установить их местонахождение и персональные данные.

Далее защитник отметил, что хотя Маринина и вызвали для беседы с полицейскими принудительно, у него, тем не менее, оставался выбор, предоставлять информацию и предотвратить преступление или промолчать и позволить преступлению совершиться. Как пояснил адвокат, признание далось его подзащитному достаточно тяжело, поскольку ему пришлось дать показания на своего родственника, который и был инициатором этого преступления. Кроме того, по словам адвоката, у Маринина имелись все основания опасаться мести исполнителя убийства по найму.

Наконец, адвокат указал на серьезные противоречия в позиции государственного обвинения. Так, прокуратура, с одной стороны, утверждала, что сделанное Марининым под влиянием сотрудников правоохранительных органов заявление не являлось добровольным. В то же время, тот же прокурор попросил рассматривать действия оправданного, как явку с повинной, которая может быть сделана только добровольно (ст. 142 УПК РФ). Факт явки с повинной подтверждался и материалами дела: талоном уведомлением явки с повинной от Маринина, принятой 27 июля 2011 года в 02.30 ночи, и самим фактом возбуждения уголовного дела именно по явке с повинной Маринина.

Судебные решения

Приговором Ленинградского областного суда от 29.10.2012 Владимир Маринин был оправдан по предъявленному обвинению на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УК РФ за отсутствием в его действиях состава преступления. Всецело исследовав доказательства, суд пришел к однозначному выводу в правильности позиции защиты, что и отразил приговоре.

Из приговора суда: «Доводы обвинения о том, что Маринин сам не предпринимал никаких действий, что сообщил место совершения преступления и сведения о потерпевшем не из желания предотвратить преступление, а в результате вмешательства правоохранительных органов, суд считает несостоятельными, поскольку, согласно показаниям свидетеля п. (полицейского – Примеч. ред.), после предложения о сотрудничестве, Маринин, не сразу, но сообщил интересующие их сведения.
При таких обстоятельствах, учитывая, что ст. 31 УК РФ не содержит требования о том, что при отказе лица от преступления инициатива в этом обязательно должна исходить от самого лица, суд приходит к выводу, что факт сообщения Марининым необходимых правоохранительным органам сведений после предложения ими сотрудничества, то есть по инициативе третьих лиц, не исключает того, что Маринин по своей воле пришел к решению сообщить требуемую от него информацию…
Довод обвинения, в части того, что Маринин сообщил сведения не из желания предотвратить убийство, а из-за вмешательства правоохранительных органов, опровергается показаниями Маринина о том, что он принял решение назвать адрес потерпевшего, не желая, чтобы на нем была чья-то смерть, которые по делу ничем не опровергнуты. Кроме того, как установлено в судебном заседании, цель вмешательства правоохранительных органов – предотвратить убийство, была достигнута после получения информации от Маринина…
Довод обвинения о том, что Маринин сообщил адрес потерпевшего и номер его автомобиля под давлением предъявленной ему правоохранительными органами информации о готовящемся убийстве, и тем самым принудили его к этому, не может быть принят судом по следующим основаниям. В судебном заседании установлено, что информация, явившаяся, по мнению обвинения, средством принуждения Маринина, в результате чего он, сообщил место совершения убийства и сведения о потерпевшем, сводилась к тому, что сотрудникам уголовного розыска было известно о причастности Маринина к готовящемуся убийству, фамилия и номер телефона одного из находящихся в <…> исполнителей убийства, а также, что убийство должно быть совершено в 6 часов утра 27.07.2011 г., а также, что беседа сотрудников уголовного розыска с Марининым имела место около 02-х часов 27.07.2011 г.
С учетом этого, суд приходит к выводу, что информация, которой располагали правоохранительные органы, не являлась достаточной для предотвращения убийства путем задержания исполнителей убийства. Из чего также следует вывод, что сведения о готовящемся убийстве, которыми располагали сотрудники уголовного розыска, объективно не являлись для Маринина препятствием для продолжения им своего преступного бездействия, следовательно, не носили характер принуждения…».

+

Приговор был обжалован прокуратурой в Верховный суд РФ. Однако Судебная коллегия ВС РФ подтвердила правильность выводов областного суда и оставила оправдательный приговор в силе. В кассационном определении судьи подчеркнули, что в приговоре сделан правильный вывод со ссылкой на ст. 31 УК РФ, которая не содержит требования о том, что при отказе лица от преступления такая инициатива должна исходить от самого лица. Также Судебная коллегия сделала следующий вывод: «тот факт, что инициатива сделанного сообщения исходила не от Маринина, что необходимые сведения он сообщил только после предложения правоохранительных органов о сотрудничестве, не имеет правового значения и при решении вопроса о наличии в действиях подсудимого добровольного отказа от преступления».

Другие дела

  • Дружинина Татьяна Николаевна

    Дружинина Татьяна Николаевна

    Ст. 158 , ч. 2, ст. 325, ч. 2, ст. 162, ч. 1, ст. 161 ч. 2

    Владимирская область

    Благодаря адвокату, суд оправдал «назначенного» следствием преступника

  • Могильный Игорь Николаевич

    Могильный Игорь Николаевич

    Ст. 132, ч.2

    Воронежская область

    Какие сведения дали следствию основание считать лицо соучастником преступления? Как защитник убедил следствие в том, что его подзащитный не принимал участия в совершении преступления?

  • Морохин Иван Николаевич

    Морохин Иван Николаевич

    Ст. 159, ч.1

    Кемерово

    Прекратить, нельзя оправдать

Колокольчик

Вы адвокат и хотите рассказать о своем успешном деле?