Актион Уголовный Процесс Щит и лупа

Адвокаты «Уголовного процесса»

Буев Сергей Васильевич

Буев Сергей Васильевич

Норма:

Ст. 105, ч.1

Регион дела:

Вологодская область

Контакты адвоката

Присяжные оправдали мужа, обвиненного в убийстве жены. Дело без прямых доказательств

В декабре 2019 года присяжные заседатели Вологды признали невиновным Валерия Кутова1 в том, что он убил свою супругу Юлию. Основной упор обвинение сделало на то, что только у обвиняемого был бесспорный мотив совершить преступление. Кроме того, похожую на его машину видеокамеры зафиксировали рядом с местом, где лежал труп женщины. Однако, как отметил защитник оправданного адвокат Сергей Буев, с доказательством мотива обвинение переусердствовало. Присяжные, большинство из которых были женщины, за полтора часа обсуждения пришли к единогласному выводу о непричастности Кутова к преступлению.

Убийство на почве ревности

Опорная позиция обвинения состояла в том, что Валерий Кутов убил свою жену на почве ревности, так как она ему изменяла. По версии следствия, 27.02.2019 около восьми вечера Кутов встретил на машине супругу возле психиатрической больницы, в которой она работала медсестрой. До этого в течение дня, примерно между 15 и 18 часами, они переписывались в социальной сети. В переписке Юлия оскорбляла Валерия, говорила, что хочет развестись. Как позже установит следствие, ссоры между супругами были частыми. По словам сослуживцев Юлии, в тот день она не хотела, чтобы после работы ее забрал муж, но все же они встретились и уехали.

По версии Валерия Кутова, они ездили с женой по городу и выясняли отношения. В ходе ссоры он забрал ее телефон, бросил его на заднее сиденье машины, подвез ее к дому подруги и оставил там. Она сказала, что пойдет к ней в гости. Допрошенная впоследствии подруга погибшей Наталья Удонова подтвердила, что Юлия собиралась зайти к ней после работы. Но она почему-то выразила недоверие словам Кутова о том, что он мог разрешить ей прийти к ней одной ночью, так как сильно ее ревновал и контролировал каждый шаг. Удонова сообщила, что обычно Кутовы приходили к ней вместе.

Затем, как показал Кутов, около 22.30 он вернулся домой. Дети уже спали, он погулял с собакой, включил телевизор, смотрел фильмы «Такси» и «Дружинники» и уснул. Утром он свозил младшую дочь к стоматологу и приехал обратно домой. В это время ему позвонила теща, мать Юлии, и сказала, что та не вышла на работу. Тогда он стал звонить мужчине, который, по его предположению, мог являться любовником его жены. Мужчина ответил ему, что не виделся с Юлией. После этого он съездил со старшей дочерью в поликлинику, так как у той была температура. После поликлиники Кутов съездил к Удоновой, но у нее Юлии не было. Из квартиры Удоновой он позвонил в полицию и сообщил, что пропала супруга.

По версии следствия, Кутов «в период времени с 19 часов 50 минут 27.02.2019 до 08 часов 30 минут 28.02.2019 в неустановленном точно месте совершил убийство жены». Для этого он «вооружился неустановленными <…> твердыми тупыми и острыми с рубящими свойствами предметами, <…> поочередно используя указанные предметы в качестве оружия, нанес ими, а также ногами и руками многочисленные (не менее 24) удары <…> в область головы, шеи, туловища, а также по конечностям». Кутов оставил труп жены на улице Белоризцев в Вологде.

Утром следующего дня, 28.02.2019, труп женщины обнаружил гражданин, которого другой свидетель описал как «цыгана». Он нашел женщину в канаве на обочине дороги и остановил проезжавшего мимо водителя, чтобы попросить его вызвать полицию по телефону, поскольку у него самого телефона не было. Водитель также увидел труп и вызвал полицейских. Личность «цыгана» следствие не установило. В тот же день полицейские задержали Валерия Кутова, осмотрели его квартиру и машину на стоянке отдела Следственного комитета по Вологодской области.

Доказательства обвинения

Расследование дела продлилось восемь месяцев. По итогам расследования следствие предъявило Валерию Кутову обвинение в совершении убийства (ч. 1 ст. 105 УК) своей жены Юлии. Основными доказательствами по делу были: свидетельские показания родных и подруг Юлии, видеозаписи с камер наблюдения, протокол осмотра автомобиля Кутова, протокол осмотра места происшествия, заключения более 20 различных экспертиз.

Показания свидетелей. Из показаний двух несовершеннолетних дочерей следовало, что 27.02.2019 вечером отец действительно уехал за матерью. Свой телефон он оставил дома. Старшая дочь примерно в 20.30 позвонила на телефон матери, но он был отключен, чего раньше, по записанным показаниям, не случалось. Затем они легли спать и не видели, как пришел отец. Младшая дочь сообщила, что ночью вставала в ванную, но отца, который смотрел бы телевизор, в квартире не было. У них однокомнатная квартира, они вчетвером спят все в одной комнате. Дочери подтвердили, что родители часто ссорились.

Мать и отец Юлии были убеждены, что их дочь убил Валерий Кутов. Они сообщили, что Кутов очень любил дочь, но постоянно ревновал и контролировал ее, это не нравилось дочери. За год до гибели она говорила матери, что хочет развестись с мужем, но «не знает, как это сделать, т. к. считает, что он ее никуда не отпустит». По мнению матери, «в состоянии алкогольного опьянения становится неуправляемым». При этом в деле не было документов о том, что Кутов ранее привлекался к ответственности из-за конфликтов в семье, или показаний участкового полиции об этом. Мать также была уверена, что Кутов не допустил бы, чтобы Юлия одна пошла к подруге, поскольку постоянно ее опекал, провожал и встречал с работы.

Все допрошенные подруги и сослуживцы убитой подтвердили, что Кутов встречал и провожал жену. Вторая подруга Юлии, как и Наталья Удонова, тоже высказала уверенность, что Юлия не смогла бы пойти одна к подруге после работы вечером.

Примечательно также, что по делу были допрошены двое мужчин, которые в разное время состояли в интимной связи с погибшей. В квартире одного из них Валерий Кутов когда-то застал свою жену, но стычки между мужчинами и супругами не случилось. Эти свидетели сообщали о плохих отношениях супругов Кутовых и были уверены, что именно Валерий мог убить Юлию.

Частицы ткани. В месте обнаружения трупа Юлии полиция не смогла установить, пришла она на место нападения самостоятельно или ее тело сбросили в канаву с кромки дороги. Все было заметено снегом. Но на ветках дерева возле трупа следствие нашло кровь убитой и девять частиц ткани. Эксперты определили, что волокна ткани имеют общую родовую принадлежность с волокнами куртки-толстовки Кутова, а к одежде убитой отношения не имеют. В суде с участием присяжных гособвинитель заявит, что в месте обнаружения убитой найдены частицы с одежды подсудимого. Однако защитник в реплике обратит внимание, что общая родовая принадлежность волокон ткани не означает, что эти волокна с одежды Кутова. Более того, обвинение не сможет опровергнуть слова обвиняемого о том, что на его изъятой куртке-толстовке нет никаких следов крови или дерева, за которое он якобы зацепился.

Полиграф. Следствие подвергло Кутова (с его согласия) психофизиологическому исследованию на полиграфе. Следователь в обвинительном заключении сошлется на справку начальника отдела уголовного розыска о том, что эксперт пришел к выводу, что «после проведения тестов, направленных на изучение фактов расследуемого события, вероятнее всего, Кутов причастен к убийству» своей жены. Эксперт и следователь, видимо, забыли, что выводы о причастности лица к преступлению вправе делать только орган обвинения и суд. Кроме того, в деле не будет заключения экспертизы, а только справка, которая «пересказывала» выводы исследования.

Заключение экспертизы. СМЭ заключила, что Юлия Кутова была убита «в результате ударов предметом, обладающим рубящими свойствами, предположительно топором» по голове, шее, плечам и т. д. Удары наносились сзади слева.

Обвинение было уверено, что именно Кутов зарубил жену, поскольку он работал пожарным. В его служебной машине всегда находились ломы, топоры и другие инструменты. Впрочем, как следовало из самой фабулы обвинения («неустановленные предметы»), орудия убийства следствие не нашло.

Видеозаписи передвижения машины и ее осмотр. Самыми весомыми доказательствами следствия стали записи камер видеонаблюдения, их экспертиза, протокол осмотра машины Кутова и экспертиза найденного пятна крови его жены на нижней стороне полки багажника машины. При осмотре багажника автомобиля с применением ультрафиолетовых осветителей на нижней поверхности полки багажника следствие обнаружило «следы вещества бурого цвета, похожего на кровь». Экспертиза установила, что кровь принадлежала Юлии Кутовой. Однако больше никаких следов крови в машине не было, как и признаков химчистки или другой обработки машины. Тем более что машина была запечатана 28.02.2019 — в день ее осмотра и задержания Кутова. Впоследствии защита докажет, что осмотр машины полицейские провели с существенными нарушениями, а найденное пятно крови не имеет отношения к убийству.

Следствие изъяло и приобщило видеозаписи с камер частного дома и заправки, находившихся ближе всего к месту обнаружения трупа. Эксперты сделали вывод, что примерно в то время проезжала машина ВАЗ-21114 красного цвета, на которой ездил Валерий Кутов. Свое заключение они основали на схожести машины и негорящей лампочке заднего габаритного огня автомобиля. Ни номерного знака, ни людей в салоне машины на записях увидеть было невозможно.

Таким образом, в обвинительном заключении не было ни одного прямого доказательства того, что Валерий Кутов в конкретном месте топором или другим предметом убил свою жену.

Позиция и аргументы защиты

Как отметил адвокат Сергей Буев, они с подзащитным с самого начала решили ходатайствовать о рассмотрении дела судом с участием присяжных. Жалобы и ходатайства защитника, которые он подавал на досудебной стадии, эффекта не имели. Защиту адвокат построил на недоказанности обвинения и процессуальных нарушениях.

На предварительном слушании, на котором Кутов заявил ходатайство о рассмотрении дела судом с участием присяжных заседателей, защитник поддержал его и заявил другие ходатайства.

Исключение справки об исследовании на полиграфе. Адвокат просил признать недопустимым доказательством справку начальника ОУР об исследовании на полиграфе. Суд полностью согласился с требованием защиты и в своем решении указал, что «психофизиологические исследования не могут быть использованы в качестве доказательств». Суд напомнил, что «оценка достоверности или недостоверности показаний (подозреваемых, обвиняемых. — Прим. „УП“) отнесена к исключительной компетенции суда».

Сомнительный осмотр автомобиля. Защитник также указал на необходимость допроса следователя-криминалиста, под чьим руководством осматривали автомобиль Кутова. По фототаблице осмотра Кутов определил, что осмотр был проведен второй раз в другом месте. Первый раз эксперты осматривали машину с применением специальных ламп в присутствии Кутова прямо возле управления СК по области. При Кутове двери машины опечатали, а ключи от нее запечатали в специальный конверт.

Однако в деле были материалы другого осмотра, который следствие провело спустя неделю после первого — 06.03.2019. По фото окружающей обстановки (зданиям) обвиняемый определил, что машина находится в другом месте. Он подробно пояснил это в ответах на вопросы председательствующей. По мнению адвоката, все это означает, что машину переместили в другое место, а значит, ее вскрывали. Также при втором осмотре не было понятых, и на видеозаписи следственного действия не видно, где именно и как полицейские обнаружили пятно крови убитой. Кроме того, багажник машины был завален различными инструментами, и перевезти в нем труп было бы невозможно.

Защитник отметил и то, что на багажной двери хетчбэка Кутова не стояло печати, тогда как на других четырех дверях печать имелась. Судья напомнила, что в присутствии присяжных защите нельзя оспаривать допустимость осмотра. На это адвокат ответил, что он вправе обратить внимание присяжных заседателей только на то, как машина опечатана, но не более того. Позднее адвокат действительно укажет присяжным, чтобы они обратили внимание на то, как опечатана машина. Гособвинение сошлется на это в апелляционном представлении как на нарушение, но апелляционная инстанция сочтет такой довод несостоятельным.

ИЗ АПЕЛЛЯЦИОННОГО ОПРЕДЕЛЕНИЯ. «Доводы государственного обвинителя <…> о нарушении требований уголовно-процессуального закона при осмотре автомобиля <…>, принадлежащего Кутову, выразившееся в реплике адвоката Буева С.В., чтобы коллегия присяжных заседателей обратила внимание на правильность опечатывания объекта, судебная коллегия признает несостоятельными, поскольку данная реплика не была направлена на искажение восприятия изображения автомобиля, зафиксированного на фототаблице. При этом судебная коллегия отмечает, что после указанной реплики защитника государственный обвинитель С.А.В. обратила внимание коллегии присяжных заседателей на вид опечатанного автомобиля и вид его салона».

Несмотря на явные нарушения, допущенные при осмотре автомобиля, суд отказал в вызове следователя-криминалиста со ссылкой на то, что это преждевременно и защита не заявила ходатайство о признании осмотра машины недопустимым доказательством. В судебном следствии адвокат заявил ходатайство снова, но суд отказал в нем.

Вместе с тем цитологическая экспертиза показала, что обнаруженное пятно крови в машине не могло образоваться там при обстоятельствах гибели Юлии Кутовой. По заключению экспертизы это могла быть кровь из пальца погибшей.

Допрос эксперта. Защитник также заявил на предварительном слушании ходатайство о вызове для допроса экспертов, которые осматривали видеозаписи с камер, на которых якобы запечатлена машина Кутова рядом с место убийства. Суд удовлетворил его.

Как следует из протокола судебного заседания, защитник спросил у одного из экспертов, определил ли он номерной знак машины, солнцезащитную полосу на лобовом стекле, людей в салоне и цвет машины хотя бы на одной из четырех записей. Эксперт ответил, что номер, людей и полосу нельзя было определить. Цвет машины он определил лишь предположительно, поскольку только одна или две камеры были цветными, кроме того, это было ночное время.

Следствие все время ссылалось на то, что на видео у машины не горит один из задних габаритных огней. Однако защитник указал, что на записанном автомобиле горят обе лампочки подсветки номерного знака, тогда как у машины Кутова одна лампочка не горела.

Версию с машиной подверг сомнению и допрос соседа по дому Кутова. Он показал, что примерно в 23.00 машина Кутова стояла на стоянке у дома запорошенная снегом, то есть продолжительное время.

Ответы телеканалов на запросы следствия подтвердили, что по ним в указанное Кутовым время действительно транслировались названные им фильмы.

Отметим, что определить местонахождение Кутова в момент убийства его жены помогли бы данные о регистрации сотового телефона базовыми станциями. Однако свой телефон Кутов оставил дома, когда отправился встречать жену, это подтверждал он и дети. А телефон жены остался в машине после ссоры.

Отсутствие крови на обвиняемом. Как подчеркнул защитник, который сам в прошлом был следователем, главное, что свидетельствовало о непричастности Кутова к убийству, — полное отсутствие на его одежде, в квартире и где-либо еще следов крови жертвы. Напомним, что он был задержан на следующий день после убийства и оперативники сразу же осмотрели его квартиру и машину. Однако они не нашли следов того, что Кутов стирал вещи, убирался в квартире или чистил машину. При этом, как констатировал защитник, убийство было кровавым, поскольку удары наносились предположительно топором, а на месте, где обнаружили труп, кровь была даже на проезжей части.

Допрос свидетелей. Допрос в суде малолетней дочери о том, что отца ночью она якобы не видела, трудно было принять всерьез.

Вместе с тем в суде были допрошены сослуживцы Кутова. Его напарник с уверенностью заявил, что, когда после смены он принимал у Кутова служебную машину, все инструменты (ломы, топоры) были на месте, поскольку это проверяется при каждой передаче машины. Более того, по запросу следствия из пожарной части ответили, что никаких пропаж инструмента не было.

По ходатайству обвинения в суде перед присяжными выступили мужчины, которые состояли в интимной связи с убитой. Они подтвердили отношения с погибшей. По мнению защитника, допросом этих лиц обвинение хотело показать, что у Кутова были все основания ревновать супругу и проявлять ярость, что в итоге и привело к убийству. Однако гособвинение, по словам защитника, не учло все последствия такого допроса. Примечательно, что один из любовников убитой сам был судим за убийство. Защитник задал этому свидетелю вопрос относительно его прошлого, но суд снял вопрос, сделал замечание и предупредил присяжных не учитывать услышанную информацию.

При обжаловании приговора, гособвинение будет ссылаться на то, что защитник пытался опорочить убитую, ее родственников, создать впечатление о Кутове как о хорошем человеке. Но апелляционная инстанция согласилась с возражениями адвоката, что ничего этого не было, а сведения о жене Кутова обвинители представили сами.

ИЗ ВОЗРАЖЕНИЙ АДВОКАТА НА АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЕ. «…Сторона обвинения с самого начала акцентировала внимание именно на эмоциональной части событий, убеждая присяжных в том, что сложная ситуация в семье Кутовых и ревность со стороны обвиняемого закономерно привели к убийству супруги <…>. Именно они привели в судебное заседание несколько мужчин, ранее состоявших в интимной связи с Кутовой, при этом возможная негативная оценка личности погибшей в глазах присяжных обвинителей не заботила.

<…> Обвинения в том, что я, как защитник, злоупотребил своими правами, значительную часть речи посвятил анализу отношений в семье Кутовых, беспочвенны, поскольку это сделано в целях парирования доводов государственного обвинителя, который также уделил этим взаимоотношениям значительное внимание, приводя цитаты из литературных произведений, подводил присяжных к мысли о том, что, кроме Кутова, убийство никто совершить не мог.

Делая акцент на эмоциональной части процесса, влиянии оценки личности обвиняемого, потерпевшей и свидетелей на решение присяжных заседателей, прокурор умалчивает о том, что каждому из них обвинением еще на стадии отбора задавался вопрос о том, являются ли измены со стороны одного из супругов оправданием к применению насилия со стороны другого, и каждый из кандидатов ответил на этот вопрос отрицательно. Кроме того, обращаю внимание на то, что большая часть присяжных — это женщины, часть из которых в разводе, в связи с чем говорить о влиянии эмоций, воздействии негативных или позитивных оценок личности потерпевшей и обвиняемого при принятии решения о невиновности Кутова нельзя».

Другие дела

  • Тихомирова Инна Геннадьевна

    Тихомирова Инна Геннадьевна

    Ст. 199, ч.1

    Московская область

    Победа в арбитраже позволила адвокату добиться прекращения уголовного дела

  •  Кузьмичев Владимир Михайлович

    Кузьмичев Владимир Михайлович

    Ст. 109, ч.2

    Воронежская область

    Взаимодействие следователя с защитником в досудебном производстве

  • Блинов Анатолий Сергеевич

    Блинов Анатолий Сергеевич

    ч. 2. ст. 159

    Тюменская область

    Защите удалось добиться прекращения «заказного» дела

Колокольчик

Вы адвокат и хотите рассказать о своем успешном деле?