Актион Уголовный Процесс Щит и лупа

Адвокаты «Уголовного процесса»

Норма:

Регион дела:

Контакты адвоката

Адвокат добился прекращения уголовного дела предпринимателя

Предприниматель Алексей Югов1, менеджер по продажам Борис Видов и слесарь Антон Тачкин — члены организованной преступной группы. Они совершили хищение мошенническим путем на особо крупную сумму. Преступление состояло в том, что они поставили контрафактное рентгеновское оборудование больницам. К таким выводам пришло следствие изначально.

Уголовное дело в отношении Югова и его сотрудников — классический пример того, как «кошмарят» бизнес. Больше двух лет правоохранители пытались сделать «крайними» Югова и сотрудников его компании. В этом деле на сторону следствия встала и региональная прокуратура. Адвокат сумел убедить суды, что следствие грубо нарушает закон. В частности, защитник доказал, что:

— дело незаконно возбудил и расследовал ненадлежащий следователь;

— арест предпринимателя незаконный и необоснованный;

— преступления не было вовсе.

В итоге следователя уволили, а уголовное дело прекратили его коллеги.

Кошмар для бизнесмена

В 2009–2010 годах Управление здравоохранения Тамбовской области получило по целевой программе из федерального бюджета 236 млн руб. Из этих денег больше 10% (25 млн руб.) чиновники похитили по схемам поставки медицинского оборудования. Следствие возбудило по факту хищения уголовное дело.

Расследование этого дела как-то сразу не заладилось. Как отметил адвокат Вячеслав Чуприн, за медицинских чиновников вступилась прокуратура: она не стала подписывать обвинительное заключение и возвратила его.

Спустя 9 месяцев после возбуждения дела, следствие вдруг заинтересовалось поставкой другого медицинского оборудования на сумму чуть более 1 млн руб. в две больницы области. Внимание правоохранителей привлек переносной рентгеновский аппарат. Аппарат был с поддельной металлической биркой. На бирке был указан другой производитель, а вместо 1993 года изготовления указан 2010 год.

Позиция обвинения

Лучше всего понять всю абсурдность обвинения можно из фрагмента текста постановления о прекращении уголовного дела. Во-первых, обычную работу компании следствие описало как сообщение из криминальной хроники. Во-вторых, компания Югова напрямую никогда не поставляла рентгеновские аппараты в больницы Тамбовской области. Фирма предпринимателя находилась в Воронеже. В 2010 году она продала тамбовской компании три таких аппарата, и только после этого эти аппараты попали в медучреждения Тамбовской области в рамках закупок по целевой программе.

ИЗ ОБВИНИТЕЛЬНОГО ЗАКЛЮЧЕНИЯ. «В ходе предварительного следствия было установлено, что в 2009 году у жителя г. Воронежа Югова возник умысел при осуществлении предпринимательской деятельности реализовывать медицинское оборудование — аппараты рентгеновские диагностические переносные 1998–2003 годов выпуска, производства АО „Акт“ и ЗАО „Рен“», которые ранее находились на хранении в мобилизационном медицинском резерве, выдавая их за аппараты более поздних, 2009–2010, годов производства ООО «Союз» <…> Для этой цели Югов, являвшийся учредителем и директором ООО «Метель», привлек работников возглавляемого им юридического лица — начальника отдела продаж Видова и мастера по предпродажной подготовке оборудования Тачкина. <…> Югов поручил Видову поиск и общение с потенциальными покупателями рентгеновских аппаратов и изготовление фиктивных паспортов на рентгеновские аппараты, а Видову — придание старым рентгеновским аппаратам товарного вида (покраска, сборка, ремонт и т. п.), заполнение фиктивных паспортов, изготовление и заполнение бирок (табличек, шильдиков) с их последующим креплением на рентгеновские аппараты, приготовление оборудования к продаже (создание тары, упаковка и т. п.). <…> В марте 2010 года к Видову обратился менеджер ООО «Татьяна-Фарм» г. Тамбова Мишуткин с просьбой продать им несколько аппаратов <…> производства не ранее 2010 года, для дальнейшей их реализации <…> Видов сообщил Мишуткину, что в наличии у ООО «Метель» имеются новые рентгеновские аппараты производства ООО «Союз» и они согласны их продать. <…>В дальнейшем на основании договора поставки Югов реализовал «Татьяна-Фарм» аппараты рентгеновские <…>, вводя в заблуждение представителей ООО «Татьяна-Фарм» относительно даты изготовления аппарата и завода-изготовителя».

По делу следствие собрало доказательства того, что поставленные аппараты имеют поддельные документы и перебитые бирки. Следователя не смутило, что на допросах потерпевшие — представители больниц говорили, что претензий к работе оборудования не было. Следствие провело восемь обысков на предприятии Югова, у него дома, изъяло документы и практически парализовало работу компании. Всем троим фигурантам дела следствие предъявило обвинение в совершении мошенничества организованной группой (ч. 4 ст. 159 УК РФ).

Позиция защиты

Вопрос о том, почему следствие предъявило обвинение именно Югову, а не непосредственно поставщикам аппарата в больницы, так и остался без ответа. Если бы следователь сам на него ответил, то не стал бы возбуждать уголовное дело вовсе, а возбужденное прекратил.

Отмена заключения под стражу. До предъявления обвинения следствие не допрашивало Югова ни в качестве свидетеля, ни в качестве подозреваемого. На ходатайства адвоката о таких допросах следствие ответило отказом.

На допросах обвиняемые не признавали вину, и следователь решил избрать Алексею Югову меру пресечения в виде заключения под стражу. Заодно следователь распорядился объявить бизнесмена в международный розыск(!). Чтобы обосновать ходатайство о заключении обвиняемого под стражу, следователь пошел на откровенный обман суда. В частности, он заявил, что Югов имеет загранпаспорт, регулярно выезжает за рубеж, совершает сделки с иностранными партнерами и поэтому может скрыться от суда. Чтобы подтвердить свои слова, следователь приложил некие документы на английском языке.

Суд первой инстанции поверил следствию и заочно заключил Югова в СИЗО. Отметим, что следователь и суд в данном случае проигнорировали нормы ч. 1.1 ст. 108 УПК РФ, которые с 2010 года запрещают арест обвиняемого, если преступление им совершено в сфере предпринимательской деятельности.

Адвокат обжаловал постановление суда. Защитник представил в областной суд такое количество доказательств, что у судей не осталось иного выхода, как отменить постановление о заключении предпринимателя под стражу. Адвокат представил в апелляционную инстанцию «чистый», без штампов о пересечении границы, загранпаспорт Югова. Кроме того, адвокат приложил документы о том, что у предпринимателя на иждивении пятеро детей, трое из которых малолетние.

Затем защитник приложил нотариально заверенные переводы документов на английском языке, которыми следователь обосновывал зарубежные контакты Югова. Оказалось, что это были обычные инструкции к оборудованию и техническая переписка по электронной почте с иностранным поставщиком.

Чтобы убедить судей, что предприниматель не скрывается, находился все время и находится в Воронеже, защитник представил подписанные Юговым документы из банка, которые подтверждали операции компании за время его розыска. Также адвокат приложил заказы-наряды из автоцентра о техобслуживании автомобиля, который проходил Алексей Югов сам. Наконец, защитник приложил к жалобе фотоснимок Югова на фоне свежих воронежских газет с указанием номера и даты.

Апелляционная коллегия Тамбовского областного суда отменила постановление районного суда об аресте предпринимателя и постановление об объявлении его в розыск.

Нарушение правил возбуждения уголовного дела. С начала уголовного преследования Алексея Югова его защитник указывал на грубейшие нарушения порядка возбуждения уголовного дела. Как уже было сказано выше, компания Югова продала рентгеновские аппараты тамбовской компании «Татьяна-Фарм» в Воронеже. Таким образом, преступление, даже если оно имело место, должны были расследовать следственные органы Воронежской области. К сожалению, все жалобы защитника в областную прокуратуру с указанием на нарушение норм ст. 152 УПК РФ оказались тщетными.

Защитник обжаловал постановление о привлечении Югова к уголовной ответственности в районный суд. Суд отказал в удовлетворении жалобы, сославшись на то, что это постановление не подлежит обжалованию в порядке ст. 125 УПК РФ. Только апелляционная инстанция согласилась с доводами защитника и указала, что он прав (апелляционное определение Тамбовского областного суда от 19.03.2013 по делу № 22–403/2013).

ИЗ АПЕЛЛЯЦИОННОГО ОПРЕДЕЛЕНИЯ. «<…> Выводы суда о невозможности рассмотрения в порядке ст. 125 УПК РФ вопроса о нарушении требований ст. 152 УПК РФ при производстве предварительного расследования судебная коллегия находит ошибочными, противоречащими положениям ст. 125 УПК РФ и разъяснениям Пленума Верховного Суда РФ от 10.02.2009 № 1 „О практике рассмотрения судами жалоб в порядке статьи 125 УПК РФ“. Так, исходя из п. 2 указанного выше постановления „судебному обжалованию в соответствии с частью 1 статьи 125 УПК РФ подлежат иные решения и действия (бездействие) должностных лиц, принятые на досудебных стадиях уголовного судопроизводства, если они способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства или иных лиц, чьи права и законные интересы нарушены, либо могут затруднить доступ граждан к правосудию“. Проведение расследования с нарушением требований ст. 152 УПК РФ влечет за собой признание незаконными всех следственных действий и признание недопустимыми добытых доказательств, т. е. способно причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства. <…>Поскольку доводы адвоката о нарушении территориальной подследственности при расследовании уголовного дела фактически не были предметом исследования суда, оценка им в постановлении не дана, постановление подлежит отмене с передачей дела на новое судебное разбирательство, но иным судьей».

Прекращение уголовного дела. При новом рассмотрении дела районный суд г. Тамбова принял решение направить уголовное дело в г. Воронеж, по подсудности. Суд посчитал обоснованными доводы защиты о том, что расследовать дело должны были на территории г. Воронежа, так как именно там Югов продал рентгеновские аппараты. Тамбовская областная прокуратура обжаловала это решение в областной суд, но апелляция оставила решение в силе.

В свою очередь, районный суд г. Воронежа по итогам предварительного слушания предопределил судьбу дела. Суд вернул уголовное дело прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ.

ИЗ ПОСТНАНОВЛЕНИЯ СУДА. «<…> Из материалов уголовного дела следует, что следователь неверно определил место совершения преступлений, которым является Л-ский район г. Воронежа, указав в постановлениях о привлечении в качестве обвиняемых в отношении каждого из фигурантов, а также в итоговом документе — обвинительном заключении, что местом совершения деяний является территория г. Тамбова.

Таким образом, органом расследования фактически неверно установлена объективная сторона (место совершения преступлений), а значит, содержание указанных значимых процессуальных документов грубо противоречит обстоятельствам совершенных деяний и материалам уголовного дела<…>

В соответствии со ст. 152 УПК РФ предварительное расследование производится по месту совершения деяния, содержащего признаки преступления, <…> в связи с чем следствие по уголовному делу должно осуществляться органом расследования, находящимся на территории г. Воронежа, а не г. Тамбова, после его передачи следователем СУ СК РФ по Тамбовской области С. своему руководителю для направления по подследственности<…> Поручение вышестоящего руководителя о производстве расследования следователем СУ СК по Тамбовской области не давалось.

Таким образом, <…> предварительное следствие по уголовному делу проведено ненадлежащим должностным лицом органа следствия, которое не имело законных оснований для сбора доказательств, составления обвинительного заключения с последующим его утверждением заместителем прокурора Тамбовской области».

Суд также отметил, что следователь грубо нарушил порядок возбуждения, выделения и соединения уголовных дел. Изначально уголовное дело расследовалось по фактам хищений в г. Тамбове на 26,5 млн руб. Однако затем следователь возбудил другое дело по факту поставки только одного из трех поставленных в больницы Тамбовской области рентгеновских аппаратов. В отношении поставки двух других аппаратов уголовные дела следователь не возбуждал вообще. При этом в материалах дела не было заявления потерпевших. Не было в деле и рапорта следователя об обнаружении признаков преступления в отношении всех трех аппаратов, который он был обязан составить в соответствии со ст. 143 УПК РФ. Суд пришел к выводу, что следователь нарушил порядок возбуждения уголовного дела, нормы ст.ст. 140143155144–145 УПК РФ, и предъявил Югову, Видову и Тачкину обвинение по невозбужденному уголовному делу.

Когда уголовное дело попало в следственные органы г. Воронежа, то следователь взял за основу выводы районного суда. Следователь указал, что поскольку следствие по уголовному делу велось без его возбуждения и ненадлежащим должностным лицом, то все следственные и процессуальные действия по нему также незаконны. Соответственно и доказательства по делу являются недопустимыми. Положения ст. 237 УПК РФ не позволяют после возвращения уголовного дела прокурору добывать новые доказательства, проводить следственные действия, то есть исправлять ошибки расследования.

Важно, что следователь дал правовую оценку «деянию» фигурантов дела. В постановлении о прекращении дела он указал, что нельзя действия обвиняемых квалифицировать как мошенничество в составе организованной группы. Следователь констатировал очевидное: «отношения Видова и Тачкина с руководителем ООО „Метель“ Юговым строились на основе Трудового кодекса РФ, за выполненную работу работники получали ежемесячную заработную плату». Далее он указал, что «какого-либо распределения между ними полученных денежных средств от указанных сделок в ходе следствия не установлено».

Следователь отметил, что проданные Юговым рентгеновские аппараты не были контрафактными, поскольку после поставки в медучреждения выполняли свои функции. Тот факт, что Югов и его сотрудники обманули покупателя этих аппаратов относительно даты их изготовления и завода-изготовителя, то «эти действия являются недобросовестными в сфере предпринимательской деятельности и регулируются гражданским законодательством».

Другие дела

  • Тола Светлана Владимировна

    Тола Светлана Владимировна

    Ст. 201, ч. 1

    Пермский край

    Руководитель компании оправдан по обвинению в злоупотреблении полномочиями

  •  Кузьмичев Владимир Михайлович

    Кузьмичев Владимир Михайлович

    Ст. 109, ч.2

    Воронежская область

    Взаимодействие следователя с защитником в досудебном производстве

  • Каковский Денис Игоревич

    Каковский Денис Игоревич

    Ст. 163, ч. 2, ст. 330

    Хабаровский край

    Вымогательство и самоуправство: суд указал на недостаточность доказательств

Колокольчик

Вы адвокат и хотите рассказать о своем успешном деле?