Актион Уголовный Процесс Щит и лупа

Адвокаты «Уголовного процесса»

Бушуев Владимир Александрович

Бушуев Владимир Александрович

Норма:

ст. 111. ч.3

Регион дела:

Москва

Контакты адвоката

Защита доказала необходимую оборону обвиняемых. Президиум Мосгорсуда пересмотрел фактические обстоятельства дела

Полтора года провели в СИЗО два москвича, прежде чем их освободили. Еще через полгода тот же районный суд, приговоривший обоих к длительным срокам лишения свободы, полностью их оправдал. Суд признал, что в потасовке один обвиняемый действовал в состоянии необходимой обороны, а действия другого не содержат признаков преступления.

В данном деле можно обратить внимание на несколько проблем. Во-первых, обвинительный уклон следствия по делу. Во-вторых, формальный подход суда при рассмотрении ходатайства следователя об избрании меры пресечения обвиняемым. Суд заключил под стражу и продлевал арест двум несудимым, трудоустроенным столичным жителям, имеющим семьи, а апелляция игнорировала доводы защиты относительно этого.

Вместе с тем в деле есть и положительный для практики сигнал. Кассация не ограничилась проверкой только вопросов законности судебных решений. Она указала на то, что суд первой инстанции сделал вывод, который противоречил ключевому доказательству по делу, а апелляция не удосужилась изучить это доказательство и убедиться в правильности его оценки.

Потасовка в центре Москвы

Вечером 15.02.2017 Владимир Матов и Дмитрий Саенко1 возвращались с работы домой. Когда они стали пересекать Большой Черкасский переулок по пешеходному переходу рядом с центральным зданием Министерства финансов РФ на улице Ильинка, на переход (зебру) выехал автомобиль Hyundai, допустивший наезд на пешеходов без каких-либо серьезных последствий. За рулем машины находился житель Благовещенска С. Переходившие переулок Саенко и Матов сочли, что С. чуть не сбил их на переходе, и стали возмущаться по этому поводу. В порыве гнева Саенко ударил по капоту машины рукой. Водитель С. виновным себя не считал, вступил в словесную перепалку с пешеходами и, видимо, в выражениях не стеснялся, что еще больше разозлило Саенко. Когда машина пересекла переход, Саенко догнал ее и ударил кулаком по крышке багажника и ногой по бамперу. Затем он вернулся к Матову, стоявшему в стороне, и они пошли своей дорогой. Позднее, при осмотре с участием криминалиста кузова и других деталей автомобиля Hyundai, полиция не установила, что удары Саенко по машине оставили на ней какие-либо повреждения.

Однако после нападения на машину водитель С. остановился, вышел из нее, взяв с собой металлический фонарь, размерами и формой стилизованный под бейсбольную биту. Он быстрыми шагами стал догонять Саенко и Матова. В момент, когда они обернулись, С. в прыжке ударил ногой в грудь Саенко. Саенко упал на асфальт. Далее С. замахнулся на Матова фонарем, как битой, чтобы ударить по голове. Матов защитился рукой, и удар пришелся ему на правую руку. Позднее в травмпункте у Матова установили ушиб правого лучезапястного сустава (область соединения кисти и предплечья). После этого между Матовым и С. завязалась драка. Надо отметить, что по физическим данным (рост 2 м 5 см, вес более 100 кг) С. явно превосходил своих оппонентов. В борьбе Матов схватился за фонарь-биту, пытаясь вырвать, С. упал, и бита осталась в руках у Матова. После того как в потасовку вмешались прохожие, С. на некоторое время остановился. Однако затем снова двинулся на Матова, тогда как Саенко лежал на дороге и пытался встать. Матов, отступая, стал отмахиваться от явно превосходящего его С. фонарем-битой и попал ему по лицу. От удара С. упал, ударился лицом об асфальт и потерял сознание. К упавшему подбежал Саенко, пытаясь его ударить, но споткнулся о него и упал. Еле поднявшись, Саенко попытался ударить лежавшего С. Матов остановил Саенко, взял его под локоть и отвел. Дубинку он отбросил. Они ушли с места потасовки. Кто-то из прохожих вызвал скорую помощь. Вечером того же дня в ОМВД поступила телефонограмма из больницы, в которой сообщалось о причинении травмы С. в результате избиения неизвестными лицами.

На следующий день, сначала обратившись за медицинской помощью, Матов и Саенко явились в отдел полиции и рассказали о произошедшем. Однако полицейские им не поверили и задержали. С этого дня, с 16.02.2017, начался срок заключения под стражу обоих фигурантов дела.

Версия обвинения и обвинительный приговор

Квалификацию деяния отчасти предопределил судебно-медицинский эксперт. Он установил причинение тяжкого вреда здоровью С., признанного потерпевшим в уголовном деле. Эксперт указал, что у потерпевшего были выявлены переломы передней стенки лобной пазухи слева, нижней стенки левой глазницы, перелом носовых костей и перегородки носа. По мнению эксперта, травмы С. получил от удара тупым предметом с ограниченной поверхностью.

Защита не согласилась с выводами эксперта и обратила внимание на их противоречивость. По мнению защиты, эксперт не установил форму и признаки травмирующего предмета, в то же время отрицал получение телесных повреждений при ударе о дорожное покрытие. Защита просила провести повторную комплексную судебно-медицинскую экспертизу с исследованием вещественного доказательства (фонаря-дубинки) с целью выяснить, чем причинена травма, но получила отказ. Согласно экспертному заключению, у пострадавшего имелся перелом нижней стенки левой глазницы (единственное повреждение, причинившее тяжкий вред здоровью), но в медицинской карте больного врач-рентгенолог отразил, что глазницы без особенностей. Расхождение между поставленным диагнозом и сделанным выводом эксперт не аргументировал.

Следователь не стала проверять и сопоставлять показания свидетелей с иными доказательствами. Не стала она также проводить осмотр места происшествия и следственный эксперимент. После допроса потерпевшего и свидетеля — женщины, которая записала на видеокамеру мобильного телефона ключевой момент потасовки, следователь предъявила Саенко и Матову обвинение по ч. 3 ст. 111 УК: умышленное причинение тяжкого вреда здоровью из хулиганских побуждений с применением предметов, используемых в качестве оружия, группой лиц.

Впоследствии с этим обвинением полностью согласился и суд первой инстанции. По сути дела, следствие и суд полностью встали на сторону потерпевшего, даже несмотря на то что он признал, что ударил Матова, фонарь-бита принадлежит ему, а сознание на короткое время он потерял от удара об асфальт.

ИЗ ОБВИНИТЕЛЬНОГО ПРИГОВОРА. «<…> показаниями потерпевшего С. о том, что <…>, когда справа из-за припаркованных автомобилей вышли Саенко и Матов, они шли шатаясь. Он резко остановился. Мужчина в красной куртке (Саенко) ударил по капоту и бамперу, на что он (потерпевший) сказал им, чтобы они смотрели, пропускает ли их машина, прежде чем переходить дорогу, они прошли переход, и он продолжил движение, однако подсудимые выкрикивали в его адрес нецензурные выражения и угрозы, затем один из них догнал машину и нанес удары по бамперу, повредив его. После чего он (потерпевший) взял в машине большой железный фонарь и вышел на улицу, чтобы отогнать от машины подсудимых, замахнулся на них фонарем, думая, что они испугаются и уйдут. После чего началась драка, мужчина в красной куртке (Саенко) повис на руках потерпевшего, сковав его движения, затем подсудимые стали наносить ему удары, в том числе и фонариком, после одного из ударов он упал на асфальт, ударился, потерял сознание. <…> Свои показания, которые давал в период предварительного следствия, в том числе на очных ставках (<…> которые по существу аналогичны его показаниям, данным в суде, за исключением того, что допускает, что нанес удар по руке Матову фонариком и что потерял сознание после падения и удара об асфальт), подтверждает, т. к. на тот момент события помнил лучше. <…>» (приговор Тверского районного суда г. Москвы от 10.08.2017 по делу № 1–216/2017).

Видеозапись с телефона свидетеля, на которой было отчетливо видно, что Саенко не повис на руках С., не сковывал его движения, а Матов не избивал потерпевшего, следователь и суд почему-то решили трактовать по-своему. Ходатайство защиты просмотреть совместно видеозапись и дать пояснения следствие тоже отклонило.

В итоге спустя семь месяцев после происшествия и ареста обвиняемых суд вынес обвинительный приговор. Всего на восьми листах, на которых главным образом перечислялись показания и другие доказательства. Суд пришел к выводу о виновности Саенко и Матова. Каждому из них он назначил по 6 лет и 6 месяцев лишения свободы с отбыванием в колонии строгого режима.

Отмена приговора в президиуме Мосгорсуда

Апелляционную жалобу адвокатов судебная коллегия оставила без удовлетворения. Однако кассационная инстанция прислушалась к доводам защиты. Защитники, в частности, указывали, что суд просто переписал обвинительное заключение. Суд не исследовал события, предшествовавшие конфликту, не установил, что поводом для него послужило противоправное и аморальное поведение потерпевшего С.

В своем постановлении президиум Московского городского суда фактически предопределил дальнейшую судьбу дела. Президиум ознакомился с видеозаписями по делу и решил, что «выводы суда о содержании видеозаписей противоречат самим видеозаписям».

ИЗ ПОСТАНОВЛЕНИЯ КАССАЦИОННОЙ ИНСТАНЦИИ. «Давая оценку исследованным доказательствам, суд указал в приговоре, что «из просмотренных видеозаписей следует, что потерпевший ударов подсудимым не наносил, поводом к потасовке явился малозначительный повод, поскольку потерпевший не совершал наезда на подсудимых, при этом все происходило в общественном месте, в присутствии других лиц, действия подсудимых явно грубо нарушали общественный порядок, внешний вид, шаткая походка и некоординированность действий подсудимых указывают на то, что они находились в состоянии опьянения».

Между тем выводы суда о содержании видеозаписей противоречат самим видеозаписям, из которых усматривается, что потерпевший С., управляя автомашиной, фактически наехал на пешеходном переходе на осужденных, за что Саенко Д.М. несколько раз ударил по машине рукой и ногой, в связи с чем потерпевший, выйдя из машины с палкой в руках, догнал Саенко Д.М. и Матова В.А., нанес удар ногой Саенко Д.М., после чего между потерпевшим С. и Матовым В.А. началась драка, в ходе которой Матов В.А. отнял у С. палку и, отмахиваясь от потерпевшего с криком «Уйди!», нанес ему удар, от которого тот упал на землю.

Из данных видеозаписей не следует, что Саенко Д.М. обхватил потерпевшего С. руками за плечи и удерживал его, в то время как Матов В.А. наносил ему удары металлическим фонарем в виде биты в область головы, на что суд указал в приговоре при описании преступного деяния.

Таким образом, указанная видеозапись противоречит установленным судом обстоятельствам и ставит под сомнение выводы суда об умышленных совместных действиях Саенко Д.М. и Матова В.А. <…>

Помимо этого, следует отметить, что судом не дана оценка действиям потерпевшего С., который вышел из автомашины с металлическим фонарем в виде биты и первым нанес удар осужденному Саенко Д.М., и не принято во внимание наличие у осужденного Матова В.А. телесного повреждения в виде ушиба правого лучезапястного сустава (т. 1, л.д. 23) <…>» (постановление президиума Московского городского суда от 24.07.2018 № 44у-346/2018).

Президиум Мосгорсуда в своем постановлении действовал в соответствии с п. 10 постановления Пленума ВС РФ от 28.01.2014 № 2 «О применении норм главы 47.1 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в суде кассационной инстанции». Пленум указал: если в кассационных жалобе, представлении сторона указывает на допущенные нижестоящим судом нарушения УПК при исследовании или оценке доказательств, повлиявшие на правильность установления фактических обстоятельств дела и приведшие к судебной ошибке, то такие доводы кассация не должна оставлять без проверки.

В своем постановлении президиум Мосгорсуда также отметил, что апелляционная инстанция вообще не исследовала видеозаписи и не дала ими какой-либо оценки, «несмотря на то что сторона защиты ходатайствовала о просмотре видеозаписей, ссылаясь на них как на доказательства невиновности осужденных».

Президиум отменил приговор и апелляционное определение и направил дело на новое рассмотрение. При этом президиум отменил меру пресечения в виде заключения под стражу обоим обвиняемым. В обоснование своего решения Мосгорсуд указал, что Саенко и Матов «постоянно проживают на территории Московского региона и впервые привлекаются к уголовной ответственности».

Оправдательный приговор

При новом рассмотрении дела, спустя 1,5 года после первого, тот же суд, но в ином составе полностью оправдал Матова и Саенко.

ИЗ ОПРАВДАТЕЛЬНОГО ПРИГОВОРА. «<…> конфликт между подсудимыми и потерпевшим С. был спровоцирован последним, который, управляя автомобилем, совершил наезд на переходящего проезжую часть дороги по нерегулируемому наземному пешеходному переходу Матова В.А. и следовавшего рядом с ним Саенко Д.М., на что последний отреагировал посредством нанесения ударов по автомобилю, после чего, когда конфликт фактически был завершен, С. вышел из автомобиля с металлическим фонарем в виде биты в руке, в быстром темпе догнал их, преодолев значительное расстояние, и неожиданно для подсудимых с ходу нанес Саенко Д.М. удар ногой в область туловища, от чего последний упал на асфальт, а также нанес Матову В.А. фонарем в виде биты удар в область головы, который последний отразил рукой, получив телесное повреждение в виде ушиба правого лучезапястного сустава (медицинская справка — т. 1 л. д. 23). Затем в ходе начавшейся драки Матов В.А. отнял у С. фонарь в виде биты, и, видя, что С., имеющий превосходство по физическим параметрам, в том числе по росту, не прекращает посягательство — движется на него, пытаясь нанести удары в область головы, Матов В.А., отступая от С. и отмахиваясь от него фонарем в виде биты с криком «Уйди!», нанес последнему удар в область лица, от чего С. получил тяжкие телесные повреждения и упал на асфальт. <…>

При таких обстоятельствах суд приходит к выводу, что совершенное потерпевшим С. общественно опасное посягательство представляло опасность для жизни и здоровья подсудимого Матова В.А. и, исходя из превосходства потерпевшего по физическим параметрам, внешнего вида и характеристик предмета, используемого С. в качестве оружия, неожиданности нападения, Матов В.А. воспринимал угрозу своей жизни и здоровью реально, вынужден был обороняться. <…>» (приговор Тверского районного суда г. Москвы от 25.12.2018 по делу № 1–0283/2018).

Государственный обвинитель подал «дежурное» апелляционное представление на приговор. Но апелляция оставила в силе оправдательный приговор (апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 20.02.2019 по делу №  10–2580/19).

Другие дела

  • Чечеткин Михаил Леонидович

    Чечеткин Михаил Леонидович

    ст. 30, ч. 1, ч. 3, ст. 228.1 п. «а» ч. 3, ст.105, ч. 1 , ст. 33, ч. 5, ст. 228, ч. 1, ст. 33, ч. 5., ст. 30, ч. 3, ст. 33, ч. 1 ст. 2, ч. 5, ст. 228, ч. 1, ст. 111, ч. 1

    Воронежская область

    Четыре года вместо четверти века заключения

  • Орешонков Константин Влдаимирович

    Орешонков Константин Влдаимирович

    Ст. 30, ч. 3, , ст. 30, ч.5, ст. 228.1, ч.1, ст. 228, ч.2

    Москва

    «Сделка» с обвинением помогла адвокату добиться условного наказания для подзащитного

  • Руттер Юрий Александрович

    Руттер Юрий Александрович

    Ст. 286, ч. 1, ст. 292, ч. 1

    Московская область

    Как защита добилась оправдания обвиняемого в служебном подлоге

Колокольчик

Вы адвокат и хотите рассказать о своем успешном деле?