Актион Уголовный Процесс Щит и лупа

Адвокаты «Уголовного процесса»

Подгорная Светлана Анатольевна

Подгорная Светлана Анатольевна

Норма:

Ст. 159,ч.4

Регион дела:

Ростовская область

Бизнес-конфликт завершился уголовным преследованием со счастливым концом

Уголовное дело в отношении Михаила Краснова и Леонида Ванина, появилось из-за внутрикорпоративного конфликта по поводу судьбы товарных знаков всемирно известного производителя электроники компании «Амаи»1. Одна сторона конфликта обвинила другую в попытке незаконно присвоить товарный знак. Для Краснова и Ванина дело могло закончиться реальными сроками лишения свободы, если бы апелляция не отменила приговор и не прекратила дело за отсутствием состава преступления.

Конфликт интересов

Как удалось установить из документов по делу и комментариев адвоката бизнесменов Светланы Подгорной, формальной причиной уголовного дела стал выбранный Красновым и Ваниным способ не позволить произвести отчуждение права на товарные знаки.

Начнем с того, что в 2005 году в деле по иску мирового производителя и его уполномоченной компании ВАС РФ решил, что регистрация товарного знака «Амаи» в Роспатенте должна быть аннулирована. В 2008 году ВАС принял аналогичное решение по другому праву на «Амаи» и распространил решение об аннулировании регистрации на все товарные знаки компании в России. Решение ВАС служило основанием для пересмотра регистрации права на товарные знаки по «вновь открывшимся обстоятельствам». Ссылаясь на это решение ВАС, юридическая компания мирового владельца добилась отмены регистрации всех товарных знаков по «Амаи» в России, кроме двух.

Последние два товарных знака принадлежали компании «Юниверс». Исполнительными директорами этой компании являлись Михаил Красин, Леонид Ванин и гражданин Индии Протап Сахани. При этом россияне были также акционерами компании «Юниверс», а индиец представлял интересы компании, которая владела 50% акций «Юниверс». Сама компания «Юниверс» была зарегистрирована в Гонконге. При этом согласно Закону о компаниях Гонконга директора компании обязаны защищать интересы компании, совет директоров является единственным органом управления компанией, принимающим решения.

Директора назначаются акционерами компании, а акционеры не участвуют в прямом управлении компанией, что согласуется и с российским законодательством.

Мировой владелец бренда «Амаи» не стал обращаться в суд для аннулирования регистрации прав на оставшиеся два товарных знака по той причине, что Михаил Красин вместе со вторым акционером договорились с мировым правообладателем о передаче (переуступке) этого права за 1 дол. компании «Юниверс», и мировой владелец подписал Меморандум о сделке.

Однако в 2012 году события приняли странный оборот. Из материалов дела можно понять, что Протап Сахани подал документы в Роспатент о передаче права на товарные знаки «Амаи» третьему лицу. Очевидно, это было сделано, чтобы распоряжаться товарными знаками по своему усмотрению, так как Протап Сахани и акционеры, которых он представлял, решили передать права на товарные знаки подконтрольному им юридическому лицу.

Об этом узнал Михаил Краснов, которого Сахани никак не известил о своих намерениях. Краснов посоветовался с юристами, вместе с Ваниным они решили помешать «уходу» прав на товарные знаки. Как позже они пояснили на допросах, для этого Краснов написал письмо в Роспатент, указав, что Сахани действует в нарушение устава компании «Юниверс», так как решение об отчуждении товарного знака может приниматься только кворумом (два из трех) исполнительных директоров. В Роспатенте ответили, что письмо получено и будет принято во внимание при рассмотрении заявления и документов о перерегистрации товарных знаков.

Ответ Роспатента не устроил Краснова и Ванина, они посчитали, что права все равно будут перерегистрированы. Посоветовавшись с юристами по интеллектуальной собственности, они решили, что лучшим способом помешать отчуждению товарных знаков будет альтернативный договор о их продаже. Краснов и Ванин подготовили договор, согласно которому они продавали товарные знаки за 100 тыс. дол. другой гонконгской компании («Электро Медиа»). Директором этой компании был сам Краснов. Позже на допросах он пояснил, что сумма в договоре была указана формально, чтобы соблюсти требования законодательства, а сам договор вообще не преследовал цель передать права на товарные знаки.

В итоге Роспатент отказал в регистрации перехода права на товарные знаки «Амаи» обоим заявителям ввиду наличия на регистрации двух договоров относительно одного объекта.

Однако, узнав о причине отказа (альтернативном договоре), Протап Сахани и его патентный поверенный обратились в полицию. Они ничего не знали о том, что Краснов и Ванин подали документы для перерегистрации права на товарный знак на другую компанию. Заявители расценили это как попытку мошенническим путем завладеть товарными знаками.

Позиция обвинения

Следствие согласилось с версией Сахани и возбудило уголовное дело. По итогам расследования Краснову и Ванину было предъявлено обвинение в покушении (ч. 3 ст. 30 УК РФ) на мошенничество, совершенное с использованием своего служебного положения, организованной группой, в особо крупном размере (ч. 4 ст. 159 УК РФ).

Основу обвинения составили свидетельские показания Сахани, его патентного поверенного, управляющего компании «Юниверс» в РФ и других ее сотрудников. Кроме того, в рамках уголовного дела была проведена оценочная судебная экспертиза, согласно которой итоговое значение рыночной стоимости товарных знаков «Амаи» составило более 11,6 млн дол. или около 370 млн руб. по действовавшему на тот момент курсу. По данным Сахани, товарные знаки «Амаи» стоили дороже, почти 15 млн дол.

В целом картина для обвинения была правдоподобной и очевидной. Ни Краснов, ни Ванин не отрицали того, что они подали документы для продажи права на товарный знак. Они также не отрицали, что сделали это тайно от Протапа Сахани и других сотрудников компании «Юниверс», имеющих отношение к управлению товарными знаками «Амаи». Более того, директор компании «Электро Медиа» также не отрицал, что был юристом и выполнял распоряжения Краснова в сделке по мнимой покупке товарных знаков. Таким образом, версия обвинения о том, что Краснов был организатором, а Ванин ему помогал в мошеннической схеме с целью завладеть за бесценок дорогостоящим активом, подтверждалась доказательствами.

Обвинительный приговор

Районный суд полностью согласился с позицией обвинения и приговорил обоих подсудимых к реальным срокам: Краснова к 3 годам, а Ванина к 2 годам лишения свободы. Поскольку оба фигуранта дела до вынесения приговора находились под подпиской о невыезде, после вынесения приговора они были взяты под стражу в зале суда.

Основной довод защиты о том, что обвиняемые на самом деле не планировали присваивать товарные знаки, но побоялись, что одного письма в Роспатент будет мало, суд отверг. Суд счел, что доводы защиты о том, что подача документов на отчуждение права была единственным способом воспрепятствовать противоправным действиям третьих лиц в отношении товарных знаков, не нашли своего подтверждения. Из ответа Роспатента на письмо Краснова усматривается, что отказа в просьбе не регистрировать переход права собственности на товарные знаки он не содержит. Наоборот, указано, что изложенная в обращении информация принята к сведению и будет учтена при рассмотрении вновь поступивших договоров в отношении данных товарных знаков.

Вместе с тем суд в приговоре констатировал, что до подачи документов Красновым и Ваниным в Роспатенте действительно находились документы о переходе прав на спорные товарные знаки. Но в них присутствовала единоличная подпись Протапа Сахани, а сам он ничего про эти документы не сказал.

Осталось непонятным, почему суд признал мошенничеством действия, которые заведомо не могли привести к отчуждению прав «Юниверc» на спорные товарные знаки. Ответ на этот вопрос дала апелляция.

Прекращение уголовного дела

Главным основанием оправдания обвиняемых была иная оценка судом действий Краснова и Ванина.

ИЗ МАТЕРИАЛОВ ДЕЛА. «…О наличии на рассмотрении в Роспатнете подписанного Сахани П. лицензионного договора о предоставлении права использования товарных знаков № <…> в период, когда рассматривался вопрос о регистрации договора об отчуждении прав на те же товарные знаки, подписанного Красновым и Ваниным, показала свидетель П. (сотрудник Роспатента), чьи показания признаны судом допустимыми доказательствами <…>
Таким образом, показания Краснова о мотивах составления договора и подачи его на регистрацию со ссылкой на возникшие разногласия между акционерами и директорами по вопросам использования товарных знаков „Амаи“ нашли свое объективное подтверждение. Однако суд избирательно подошел к изложению содержания доказательств и к их оценке, не учел обстоятельств, которые могли повлиять на решение вопроса о виновности или невиновности осужденных, безмотивно отверг доказательства, на которые ссылались подсудимые <…> отрицавшие наличие у них корыстного мотива при составлении и подписании спорного договора отчуждения исключительного права на товарные знаки <…>
Исследованные судом доказательства позволяют сделать вывод об отсутствии у подсудимых умысла на приобретение права на чужое имущество путем обмана, установленные судом обстоятельства свидетельствуют о гражданско-правовом характере отношений <…>».

Вместе с постановлением о прекращении дела судьи вынесли частное определение в адрес руководителя ГСУ ГУ МВД России по г. Москве. Судьи напомнили, что УПК РФ требует доказывания события преступления, форму вины и всего того, что перечислено в ст. 78 Кодекса. Однако ничего из этого, по мнению судей, следствие не сделало.

Другие дела

  • Осин Василий Петрович

    Осин Василий Петрович

    Ст. 143, ч.1

    Республика Мордовия

    Оправдание по обвинению в нарушении требований охраны труда

  • Князев Иван Валерьевич

    Князев Иван Валерьевич

    Ст. 108, ст. 108, ч.1

    Тюменская область

    Необходимая оборона, а не превышение ее пределов

  • Костанов Юрий Артемьевич

    Костанов Юрий Артемьевич

    Ст. 305, ч.2, ст. 286, ч. 3

    Москва

    Попытка обвинить судьюв неправосудностипровалилась на стадии следствия

Колокольчик

Вы адвокат и хотите рассказать о своем успешном деле?