Актион Уголовный Процесс Щит и лупа

Адвокаты «Уголовного процесса»

Тихонов Сергей Витальевич

Тихонов Сергей Витальевич

Норма:

ст.33 ч. 3, ст.105 ч.2

Регион дела:

Вологодская область

Контакты адвоката

Адвокат добился оправдания предпринимателя в суде присяжных

Уголовное дело о заказном убийстве, о котором мы расскажем в статье, завершилось в 2014 году. Его рассматривал суд с участием присяжных в Вологодском областном суде.

С 1 июня уголовные дела, аналогичные этому делу, могут рассматривать районные суды с участием шести присяжных заседателей. Ведь речь идет не о банальном «бытовом» убийстве на фоне ссор после распития спиртного. В этих случаях обвиняемые почти сразу признают вину, не имеют ни желания, ни возможности обратиться к защитнику по соглашению, поэтому не заявляют ходатайство о рассмотрении дела судом присяжных.

Дело заслуживает внимания не только из-за того, что его можно назвать одним из тех, которые будут встречаться в суде присяжных. Оно содержит в себе целый набор обстоятельств, которые есть в каждом судебном процессе с участием присяжных и которые ошибочно игнорирует сторона обвинения. Для защитников дело будет интересно приемами и способами работы адвоката в процессе, о которых невозможно узнать из закона, учебников, разъяснений Пленума Верховного Суда РФ и «сухих» процессуальных документов.

Версия обвинения: борьба конкурентов

В 2012 году трое предпринимателей — Виктор Харитонов, Михаил Брыкин и Алексей Рогов1 — занимались бизнесом, связанным с куплей-продажей подержанных иностранных автомобилей и их ремонтом. В том же году Алексей Рогов отделился от бывших партнеров, сам пригонял иномарки из-за рубежа и продавал. Харитонов и Брыкин остались работать на одной территории бывшей автобазы, но позже между ними возникли разногласия.

В итоге Брыкин стал работать без регистрации в качестве индивидуального предпринимателя, арендовал стоянку и офисное помещение. Харитонов на территории той же базы оставил себе автосервис. После этого версия обвинения начинает расходиться с версией защиты.

ИЗ ОБВИНИТЕЛЬНОГО ЗАКЛЮЧЕНИЯ. «В один из дней января 2012 года, более точные дата и время следствием не установлены, между Роговым и Брыкиным из-за возникших разногласий по распределению прибыли, полученной в результате совместной предпринимательской деятельности, произошла ссора, в результате которой Брыкин отказался от дальнейшего сотрудничества с Роговым <…>. В период с мая по июнь 2012 года, более точные дата и время следствием не установлены, Брыкин и Харитонов в связи с возникшими разногласиями также перестали осуществлять совместную предпринимательскую деятельность <…>.

В период с июня по август 2012 года <…> Харитонов и Рогов, находившиеся между собой в давних дружеских отношениях, с целью получения прибыли, отдельно от Брыкина, также решили осуществлять предпринимательскую деятельность, связанную с перепродажей подержанных автомобилей, которую осуществлял и Брыкин на территории указанной базы, где были созданы все условия для выполнения соответствующих работ, а также имелась подготовленная материальная база, тем самым создавая конкуренцию и препятствия Харитонову и Рогову получать желаемую прибыль <…>»

Версия обвинения о бизнес-отношениях предпринимателей начала расходиться с версией защиты с самого начала. Как пояснил «УП» адвокат и защитник Алексея Рогова Сергей Тихонов, следствию было необходимо показать Рогова и Харитонова близкими друзьями, чтобы обосновать версию о том, что они вместе заказали убийство Брыкина. На деле Рогов никакого совместного бизнеса к моменту убийства ни с Брыкиным, ни с Харитоновым не вел.

Так или иначе, следствие решило, что с целью избавиться от конкурента Харитонов и Рогов решили убить Брыкина. Для этого, опять же по версии обвинения, в августе 2012 года они встретились в квартире Рогова с давним другом Харитонова, ранее судимым Олегом Силевым. Харитонов и Рогов предложили Силеву за 100 тыс. руб. убить (задушить) Брыкина. Силев согласился, но попросил помочь ему спрятать труп и избавиться от улик.

В сентябре 2012 года в день, когда Силев запланировал убийство Брыкина в его офисе, Рогов должен был уехать из города. Позже на допросе Силев рассказал, что якобы Рогов предложил ему за дополнительные 50 тыс. руб. найти себе пособника, чтобы увезти труп Брыкина в лес и закопать. Силев согласился и привлек своего сводного брата Виктора Думского. В тот же день Силев и Думский поехали на местный строительный рынок и купили две лопаты и липкую ленту скотч. На следующий день преступники исполнили «заказ».

ИЗ ОБВИНИТЕЛЬНОГО ЗАКЛЮЧЕНИЯ. «Реализуя совместный преступный умысел, действуя по найму совместно и согласованно, 28 сентября 2012 года около 16 часов 21 минуты лицо, дело в отношении которого выделено в отдельное производство (далее заменено на Силев. — Примеч. „УП“), и Думский приехали на автомобиле последнего марки „Тойота“ <…> к офисному зданию по адресу <…>. Думский остался на улице наблюдать за окружающей обстановкой, а лицо, дело в отношении которого выделено в отдельное производство, вооруженное указанным электрошоковым устройством, а также заранее приготовленными пакетом, скотчем и веревкой для удушения потерпевшего, зашло в офис ООО, где находился Брыкин<…>. Силев, выполняя заказ Харитонова и Рогова, попытался оглушить Брыкина, применив в отношении последнего электрошоковое устройство <…>. В результате указанных действий <…> Брыкин упал на пол. Затем Силев <…> нанес множественные удары руками и ногами в места расположения жизненно важных органов — голову, шею, а также по верхним конечностям Брыкина. После этого Силев <…> позвонил Думскому и сказал, чтобы последний поднимался в помещение указанного офиса.

После чего в присутствии Думского Силев, продолжая свои умышленные противоправные действия, нанес Брыкину в голову еще удар кулаком правой руки и удар правой ногой, а затем надел на голову потерпевшего полимерный пакет, концы которого обмотал вокруг шеи скотчем, тем самым пытаясь перекрыть доступ воздуха в легкие потерпевшего, и в завершение своих действий накинул на шею Брыкину заранее приготовленную веревку, затянув ее концы.

От полученных телесных повреждений Брыкин скончался на месте происшествия <…>. Затем с целью сокрытия следов преступления Силев и Думский совместно вытащили труп Брыкина из офисного здания, поместили его в багажник указанного автомобиля, принадлежащего Думскому, и вывезли в район дер. <…>, где, используя заранее приготовленные лопаты, захоронили труп в лесном массиве».

На следующий день после исчезновения Брыкина его супруга обратилась в полицию с заявлением о его пропаже. Прибывшие на место работы Брыкина полицейские вскрыли офис и обнаружили следы крови и борьбы. Надо отдать должное сотрудникам уголовного розыска: практически в считанные дни они выявили и задержали Силева и его брата Думского. При осмотре автомобиля, на котором они вывезли труп Брыкина, оказалось, что «фрагменты обшивки из багажника обпачканы веществом, похожим на кровь».

Не прошло и недели, как задержанные дали признательные показания. Причем, давая показания в качестве подозреваемого, Силев сначала признал, что действительно убил он и вывез с братом труп Брыкина, а уже через день дополнил показания тем, что совершил убийство по заказу Виктора Харитонова.

Об Алексее Рогове ни киллер, ни его пособник не говорили ничего. Началось следствие, были собраны практически все доказательства, задержан и помещен под стражу Харитонов. Однако спустя более месяца после задержания и признания киллер Силев дал новые показания, в которых указал, что заказчиком убийства был не только Виктор Харитонов, но и Алексей Рогов. Рогова также поместили под стражу.

Нужно отметить важную деталь, на которую сразу обратил внимание адвокат Сергей Тихонов. Новые показания о том, что заказчиками убийства являются Харитонов и Рогов, Силев дал спустя неделю после допроса Харитонова. Харитонов на этом допросе и вплоть до конца процесса отрицал основную роль в преступлении. Он упирал на то, что главным организатором и инициатором устранения конкурента был именно Рогов.

В свою очередь Алексей Рогов полностью отрицал вину. После консультации с адвокатом он решил отказаться от дачи показаний и участия в следственных действиях со ссылкой на ст. 51 Конституции. После предъявления обвинения он изложил свою позицию, которую намерен был доказать в суде.

ИЗ МАТЕРИАЛОВ ДЕЛА. «Показания Рогова по предъявленному обвинению <…>: “С марта 2012 года и до задержания я занимался перегоном автомобилей из Белоруссии в г. Череповец. У меня было довольно много заказов, и до сентября я практически дважды в месяц ездил в г. Минск. Одна поездка занимает четыре дня. Количество поездок можно подтвердить, сделав запрос в гостиницу «С» на ул. Б. в г. Минске, где я всегда останавливался на ночлег.

Таким образом, в указанный период времени я имел постоянный заработок и какой-либо совместный бизнес с Брыкиным мне был не нужен. Бизнес Брыкина заключался в содержании автостоянки, куда пригоняли автомобили лица, желающие их продать, и никаким образом не пересекался с моим.

Я никогда не вступал ни с кем в сговор и не разрабатывал планов по убийству Брыкина.

Я никому не предлагал совершить убийство Брыкина за денежное вознаграждение.

Я никому не передавал деньги для оплаты убийства Брыкина.

В моем присутствии никто никому денег для организации убийства Силеву не передавал.

О чьих-либо планах убить Брыкина я осведомлен не был.

Об обстоятельствах пропажи Брыкина я впервые узнал 30.09.2012 от сотрудников полиции после возвращения из очередной поездки в Минск. Сотрудники полиции позвонили мне на мобильный телефон и потребовали явиться в отдел полиции. Во время звонка я находился в дороге, проезжая г. Шексну. По приезду в г. Череповец я незамедлительно, не заезжая домой, явился в отдел полиции, где дал объяснения и прошел проверку на полиграфе.

В дальнейшем о причастности Харитонова и Силева к убийству мне рассказал адвокат Харитонова, предложив встретиться у него в офисе.

В настоящее время мне известно, что о моей причастности к совершению преступления свидетельствуют показания Силева и Харитонова. Считаю эти показания оговором, причиной которого является желание Харитонова уйти от ответственности, запутать следствие, перевалив вину на меня. Силев оговаривает меня, поскольку он является близким другом Харитонова, имеет перед ним долги. В период содержания под стражей Харитонов и Силев имеют возможность переписки, мне об этом известно, источник данных сведений я в настоящее время указывать не желаю. Кроме того, указанные лица могут обмениваться информацией посредством адвокатов. Я считаю, что Харитонов, осознав количество и качество доказательств, собранных следствием против него, дал указание Силеву впутать меня в дело, назвав заказчиком убийства, рассчитывая на то, что сам сможет избежать ответственности. Об этом свидетельствует и хронология изменений показаний Силева <…>. К вышеизложенному более мне добавить нечего. Иных показаний до ознакомления с материалами уголовного дела давать не желаю…”».

Поскольку Олег Силев полностью признал вину, уголовное дело в его отношении следствие выделило в отдельное производство. Суд рассмотрел его в особом порядке по правилам гл. 40 УПК. Уголовное дело в отношении Харитонова, Думского и Рогова предстояло рассмотреть суду присяжных. Отметим лишь, что расследование по делу следователи, которые менялись четыре раза, закончили за шесть месяцев.

Версия и действия защиты

Как отметил адвокат Сергей Тихонов, практически сразу стало ясно, что нужно ходатайствовать о рассмотрении дела судом присяжных. О деталях работы адвоката в процессе с присяжными он рассказал в интервью (см. ниже). Они очень важны при работе в этом суде. Тем не менее адвокат подчеркнул, что определяющее значение для присяжных имели вопросы логики и доказанности обвинения.

Главная ошибка обвинения: недоказанный мотив преступления. Главную ошибку обвинение совершило именно на этапе расследования. Эта ошибка заключалась в том, что следствие слишком обыденно отнеслось к делу, не приняло в расчет, что оно может слушаться присяжными. По этой причине следователи пренебрежительно отнеслись к показаниям Алексея Рогова и не проверили версию о том, что у Рогова не было никакого мотива устранять «конкурента», так как никакими конкурентами они с Брыкиным не были. Защитник представил сведения о бизнесе и доходах Рогова и сравнил их с бизнесом и доходами убитого Брыкина. Оказалось, что уже давно Рогов сам перегонял машины по конкретным заказам и неплохо зарабатывал, тогда как старые автомобили на стоянке Брыкина продавались месяцами.

По вопросу о том, почему Харитонов с помощью киллера Силева пытается переложить всю вину на Рогова, у адвоката и его подзащитного были свои догадки. Харитонов был сыном «авторитетного» бизнесмена в городе с большими связями. Было естественное желание помочь сыну избежать пожизненного срока, который мог ему грозить по ч. 3 ст. 33 и ч. 2 ст. 105 УК.

Правдивость версии о том, что Силев оговаривает Рогова по просьбе Харитонова, адвокат доказывал присяжным, указывая на материалы дела. К делу была приобщена видеозапись допроса Силева в качестве подозреваемого. Защитник обратил внимание присяжных на то, что было видно, как спокойно и четко Силев отвечает на вопросы о том, кто заказал убийство Брыкина, кто и сколько ему заплатил и помогал. В записи не было ни слова об участии Алексея Рогова. Соответственно о Рогове ни в одних своих показаниях не говорил и пособник Силева Думский.

Вторая ошибка: отношения «киллера» и мнимого заказчика. Далее адвокат напомнил присяжным, что «киллер» Силев был близким другом именно Харитонова, а Рогова знал только как его приятеля. Этого не мог отрицать и Харитонов. Это хорошо сочеталось с версией защиты о мотивах изменения показаний Силева.

ИЗ РЕЧИ АДВОКАТА В ПРЕНИЯХ. «<…> Необходимо вспомнить, что нам известно о взаимоотношениях Силева и Харитонова.

И тот и другой подтвердили, что являлись очень близкими друзьями, то есть в данном случае сложно подозревать Силева в оговоре Харитонова. Мы видели, как Силев давал показания, видели его эмоциональное состояние. И мы можем сравнить увиденное на видео с тем, как Силев давал показания перед вами, уважаемые присяжные <…>. 2 октября на допросе у следователя в присутствии адвоката он рассказал, как все произошло, и не просто назвал имя заказчика, а неоднократно повторил и описал подробности заказа. В суде — сбивчатая речь, длинные паузы для обдумывания ответа на неудобные вопросы, отказ отвечать на прямые вопросы Рогова о том, почему он его оговаривает и сколько ему обещали за это <…>».

Третья ошибка: нестыковки в доказательственной базе. Еще одна ошибка, которую допустило обвинение, заключалась в несоответствиях в доказательственной базе. По показаниям Силева и Харитонова, они встречались с Роговым накануне убийства Брыкина, чтобы заказчики убийства (Рогов и Харитонов) передали Силеву задаток и обговорили доплату на пособника. Следствие даже предоставило данные компании сотового оператора, которые подтверждали, что телефон Рогова находился в городе. Но следствие «забыло» сравнить эти данные с данными о местонахождении телефонов Харитонова и Силева. Оказалось, что все трое в обозначенное время находились в разных местах города, тогда как, по версии следствия, в это время они встречались. После этого Рогов действительно уехал в Минск, с Силевым и Харитоновым он уже больше не виделся.

В итоге присяжные признали Алексея Рогова невиновным в совершении преступления, а вину Силева и Харитонова в убийстве и организации убийства — полностью доказанной. В октябре 2013 года суд вынес в отношении Рогова оправдательный приговор.

Решение Верховного Суда РФ

Прокуратура, осужденные и потерпевшая обжаловали приговор, однако апелляционным определением от 20.02.2014 по делу № 2-АПУ14-3сп ВС РФ оставил приговор в силе.

Прокурор в апелляционном представлении указал, что суд необоснованно заменил одну из присяжных. Она высказала свое мнение по поводу обстоятельств дела, которые проверял суд во время допроса специалиста. Однако ВС РФ, со ссылкой на ч. 4 ст. 333 УПК, посчитал действия председательствующего законными.

Также ВС РФ посчитал несостоятельными утверждения государственного обвинителя о том, что сторона обвинения была ограничена в праве на представление доказательств. В частности, прокурор говорил о том, что ему не удалось продемонстрировать присяжным дополнительные части фототаблицы с места происшествия. Но из материалов дела было видно, что фотографии, на обозрении которых настаивал государственный обвинитель, «как правильно расценил председательствующий, могли оказать излишнее эмоциональное воздействие на присяжных заседателей, а следовательно, повлиять на их объективность при вынесении вердикта». Кроме того, сам факт убийства Брыкина никем не подвергался сомнению, а присяжные видели сделанные при осмотре места происшествия фотографии, на которых были видны следы насильственной смерти. Наконец, после оглашения заключения судебно-медицинского эксперта присяжные обозревали фотографию трупа Брыкина.

Прокурор и адвокаты осужденных указывали также на якобы имевшие место сложности в вопросах перед присяжными. Но ВС РФ отверг и этот довод, так как вердикт был ясен и не содержал противоречий.

Судебная коллегия ВС РФ также указала, что председательствующий правильно признал недопустимым доказательством заключения эксперта, проводившего психофизиологические исследования в отношении Харитонова и Силева, так как «данный вид экспертизы уголовно-процессуальным законом не предусмотрен». Более того, ВС РФ счел правильным решение председательствующего, который указал, что в заключении полиграфолога «указывается на достоверность сведений, которые сообщали подэкспертные, тогда как достоверность их показаний должна оцениваться непосредственно присяжными заседателями».

Другие дела

  • Тихомирова Инна Геннадьевна

    Тихомирова Инна Геннадьевна

    Ст. 199, ч.1

    Московская область

    Победа в арбитраже позволила адвокату добиться прекращения уголовного дела

  • Семенский Александр Анатольевич

    Семенский Александр Анатольевич

    Ст. 105, ст. 108

    Санкт-Петербург

    Как суд квалифицировал убийство, совершенное при защите от сексуального домогательства

  • Паничева Анна Ильинична

    Паничева Анна Ильинична

    Ст. 129,ч. 2

    Москва

    Защитник убедил суд и прокурора в необоснованности обвинений в клевете

Колокольчик

Вы адвокат и хотите рассказать о своем успешном деле?