Актион Уголовный Процесс Щит и лупа

Адвокаты «Уголовного процесса»

Шабалина Светлана Александровна

Шабалина Светлана Александровна

Норма:

Ст. 159, ч.1

Регион дела:

Кемерово

Контакты адвоката

Повторные объяснения спасли клиента адвокатов от обвинения в мошенничестве

Очередное «дело номера» нельзя назвать архисложным с точки зрения опытного адвоката. Но от этого заслуги защитников в его успешном исходе не становятся менее значимыми. Во-первых, адвокаты смогли не довести ситуацию до возбуждения уголовного дела. Во-вторых, обстоятельства дела связаны с пресловутым «квартирным вопросом». Как известно, в нашей стране он до сих пор не решен, а значит, похожие ситуации возможны всегда и повсюду.

Рамазанов Ислам Рамазанович,главный редактор журнала «Уголовный процесс»

Анна Петрова1, проживая в квартире у родителей мужа в г. Кемерово, воспользовалась правом получения компенсации от работодателя (филиала крупного ОАО) за наем жилья. Милиция установила, что на самом деле за проживание в квартире Петрова родственникам ничего не платила, подделала необходимые для получения компенсации бумаги и передала их в бухгалтерию своего предприятия. По версии правоохранителей, она обманула работодателя и незаконно обогатилась за его счет на сумму более 45 тыс. руб. Таким образом, в ее действиях прослеживались признаки мошенничества (ст. 159 УК РФ).

Только после тщательной работы адвокатов с Анной Петровой и ее родственниками милиции пришлось констатировать отсутствие оснований для возбуждения уголовного дела.

Бдительная бухгалтерия

По мнению адвокатов Ивана Морохина и Светланы Шабалиной, оказывавших юридическую помощь Анне Петровой, информацией о том, что последняя подделала документы об аренде жилья у свекрови и незаконно получает компенсацию, с оперативными сотрудниками милиции в «задушевной беседе» поделился кто-то из сотрудников бухгалтерии предприятия. Об обстоятельствах этой беседы никто, кроме сотрудников милиции и их источника в бухгалтерии компании, разумеется, не знает.

Так или иначе, после получения данной информации Петровой занялись всерьез. Ей нанес визит инспектор милиции.

«Нужные» объяснения

Основными «изобличающими» доказательствами преступного умысла Петровой стали ее собственные слова, а точнее, объяснения, данные ею в июле текущего года инспектору отдела по борьбе с правонарушениями в сфере потребительского рынка и исполнению административного законодательства ГУВД по Кемеровской области. По словам адвокатов, изложение фактов в том виде, в котором они были представлены в объяснении, не оставляло никаких сомнений в том, что Анна Петрова совершила преступление.

Так, из сказанного ею следовало, что в середине августа она с женихом переехала в квартиру его родителей. Тогда у нее и ее родственников, по версии, записанной инспектором, родился план обогатиться за счет своей компании. Дело в том, что согласно приказу по предприятию молодые специалисты могли пользоваться правом ежемесячного возмещения расходов по временному найму жилого помещения.

ИЗ МАТЕРИАЛОВ ПРОВЕРКИ. Из объяснения Анны Петровой от 14.07.2010: «По существу заданных мне вопросов могу пояснить следующее:

<> В конце августа 2008 г. я уже жила по адресу: г. Кемерово<…>Квартира трехкомнатная, вместе нас проживало четверо. Свекровь и другие члены семьи с меня никаких денег не брали, т. e. я проживала и проживаю бесплатно по настоящее время.

На работе я услышала о том, что можно получить компенсацию как молодой специалист за аренду жилья. Я решила обманным путем получить эти деньги, тогда как на самом деле проживала бесплатно. На работе в отделе кадров я взяла чистые бланки об аренде жилья и унесла их домой. У свекрови я попросила дать мне копии всех документов на квартиру. Квартира была на тот момент не приватизирована, и свекровь дала мне копию ордера и ксерокопию ее паспорта. Данные договоры мы заполнили втроем, т. e. мой муж, свекровь и я. В договоре аренды жилья написали дату: с 1 июня 2008 г. на 12 месяцев. Деньги мне выплачивали, но с какого месяца, я точно не помню. Закончили выплачивать в июне 2009 г., так как я ушла в декретный отпуск. С июня 2008 г. по июнь 2009 г. я постепенно получала компенсацию за аренду жилого помещения как молодой специалист, хотя на самом деле жилье я не снимала и проживала бесплатно. Сначала мне платили по 3452 руб., а затем повысили до 3900 руб. Я понимала, что поступаю незаконно, но не думала, что эту информацию будут проверять сотрудники милиции. Нанесенный ущерб готова вернуть предприятию».

Как позже сообщила Анна Петрова своим адвокатам, она, давая объяснения, думала, что махинации с арендой квартиры обернуться лишь претензиями налоговых органов к свекрови. О рисках уголовной ответственности за мошенничество она не подозревала. Этим, как считают адвокаты, и воспользовался инспектор милиции, изложив слова Петровой так, как это было нужно для возбуждения дела.

Еще больше положение женщины усложнилось, когда инспектор получил объяснения от ее свекрови и мужа: оба они фактически повторили все, что сказала Петрова.

Тактика защиты

Как уже было отмечено, объяснения, данные Анной Петровой, могли бы стать настоящим «подарком» для следствия, хотя по сути это был самый настоящий самооговор. Но, поскольку решение о возбуждении дела еще принято не было, у адвокатов Анны было время помочь ей изложить другую версию событий, кардинально отличающуюся от ранее изложенной.

Через неделю после дачи первых объяснений Петрова дала повторные объяснения дознавателю Кемеровского ЛОВДТ. Из них следовало, что Анна и ее будущий муж при переезде в квартиру его родителей договорились с ними о том, что будут не платить им за проживание, а вносить квартплату за родителей и добавлять им на покупку продуктов.

ИЗ МАТЕРИАЛОВ ПРОВЕРКИ. Из объяснения Анны Петровой от 23.07.2010: «Когда я стала жить у своей будущей свекрови, в отделе кадров мне сказали, что я имею право пользоваться льготой на оплату за наем жилья. В отделе кадров мне дали бланк такого договора. Я принесла его домой, и мы вместе с мужем и свекровью, обсудив все, заполнили этот договор, вписали свои данные <> свекровь вписала свои, и расписались: я — за себя, она — за себя. Договор был составлен нами в первых числах июля 2008 г., точно число не помню, в тот период мы как раз переехали к ним. Договор был заключен с 01.07.2008 до 01.07.2009. На следующий день после его заполнения я отнесла договор к себе на работу в отдел кадров и отдала кадровому работнику. После этого я стала получать компенсацию в сумме 3450 рублей за наем жилья. Получала компенсацию в сумме по 3450 рублей я по март 2009 г., а с марта 2009 г. стали выплачивать компенсацию в сумме 3910 рублей, и выплачивали мне по июнь 2009 г. включительно по договору. Другого договора я не составляла. Деньгами, которые получала за наем жилья, я оплачивала за квартиру, за коммунальные услуги — у меня выходило примерно 3000 рублей. Кроме того, я каждый месяц по 2000 рублей складывала в специально отведенное место для хранения денег родителями мужа. Оттуда я никогда не брала, так как считала, что эти деньги принадлежат родителям мужа и связаны с оплатой за аренду жилья. Всего у меня ежемесячно выходило в среднем от 5000 до 6000 рублей

Вопрос: все указанные расходы оплачивали именно Вы?

Ответ: да, все эти расходы оплачивала именно я из своей заработной платы».

Свекровь Петровой также уточнила свои объяснения, сообщив, что перед тем как молодые переехали к ним, договорилась с ними, что они будут платить за квартиру полностью, примерно по 3000 руб. в месяц, и вносить около 2000 руб. на питание всей семьи.

Она подтвердила слова невестки о том, как они заполняли документы для получения компенсации на оплату жилья, но уточнила, что ни сумму возмещения, ни период, в течение которого Анна его получала, она не знает.

На вопрос дознавателя, почему при первой беседе она сказала, что не брала с Анны деньги за проживание, свекровь ответила: имела в виду, что она лично не брала их с невестки, ведь за квартиру платили они с ее сыном вместе.

Другой вопрос дознавателя Марине Катаевой заключался в том, почему при первом объяснении она сказала, что предупреждала Анну Петрову том, что та поступает незаконно, сдавая документы для получения компенсации в отдел кадров к себе на работу, но теперь считает, что ее невестка ничего противоправного не совершала. Катаева ответила, что предупреждала невестку лишь о том, что ей (Катаевой) придется платить налог, раз она сдает в аренду свое жилье.

Выводы дознавателя

Основываясь на повторных объяснениях Анны Петровой и ее свекрови Марины Катаевой, дознаватель отделения дознания Кемеровского ЛОВДТ 26 июля текущего года вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. В постановлении было отмечено, что Петрова правомерно пользовалась положенной ей льготой на возмещение расходов по временному найму жилья, так как она на законных основаниях заключила договор аренды с Мариной Катаевой и платит ежемесячно за жилье на правах аренды в размере около 6000 руб.

Таким образом, в действиях Петровой не было обнаружено умысла на совершение хищения путем обмана, а значит, состав преступления, предусмотренный ч. 1 ст. 159 «Мошенничество» УК РФ, отсутствовал.

Морохин Иван Николаевич,
председатель коллегии адвокатов «Цитадель» (г. Кемерово)

Шабалина Светлана Александровна,
адвокат коллегии адвокатов «Цитадель» (г. Кемерово)

— В чем были основные сложности в данном деле?

Шабалина: Главная проблема, с которой мы столкнулись, — это наивность нашей клиентки и полное непонимание всей сложности ситуации. Только после подробных объяснений девушка уяснила, что возможные претензии налоговых органов к ее свекрови не так страшны, как риск привлечения ее самой к уголовной ответственности за мошенничество.

Морохин: Соглашусь со Светланой: зачастую общение обычных граждан с оперативниками напоминает общение первоклашки с учительницей — любое утверждение сотрудника милиции кажется просто незыблемым! В результате люди сами готовы поверить в свою виновность, тогда как на самом деле ничего противоправного не совершали.

— Получали ли сотрудники милиции какую-либо информацию от представителей работодателя вашей клиентки? Обращалась ли сама компания в милицию с заявлением о хищении?[/p]Шабалина: Насколько мне известно, никаких заявлений от работодателя в процессе проверки не поступало. Почему, я не знаю. Возможно, в виновность Анны не смогло поверить даже руководство компании.

Морохин: Все подозрения о якобы совершенном Петровой хищении — это результат самостоятельной оперативно-разыскной деятельности сотрудников милиции. Впрочем, работодатель мог бы предъявить гражданский иск в случае возбуждения уголовного дела.

— Как вы сами считаете, ваша доверительница действительно не совершала ничего преступного или нарушение закона все же имело место?

Шабалина: Лично я уверена, что никакого преступления Анна не совершала.

«Общение граждан с оперативниками напоминает общение первоклашки с учительницей»

Другие дела

  • Левкин Сергей Вячеславович

    Левкин Сергей Вячеславович

    Ст. 30, ч.3, ст. 291, ч.2

    Ленинградская область

    Суд оправдал автолюбителя, обвиненного в даче взятки сотруднику ГИБДД

  • Кравченко Александр Васильевич

    Кравченко Александр Васильевич

    ст. 199.2

    Хабаровский край

    Оправдание по делу о налоговом преступлении. Как защита доказала, что у обвиняемого не было умысла на совершение преступления

  • Подгорная Светлана Анатольевна

    Подгорная Светлана Анатольевна

    Ст. 159,ч.4

    Ростовская область

    Бизнес-конфликт завершился уголовным преследованием со счастливым концом

Колокольчик

Вы адвокат и хотите рассказать о своем успешном деле?