Актион Уголовный Процесс Щит и лупа

Адвокаты «Уголовного процесса»

Насонов Сергей Александрович

Насонов Сергей Александрович

Норма:

Ст. 213, ч.2, ст. 214, ч.2

Регион дела:

Москва

Контакты адвоката

Оправдательный приговор по «звездному» делу

В начале сентября Таганский районный суд вынес приговор по резонансному делу в отношении пяти граждан России. Оно стало известным как дело руферов — любителей прогулок по крышам высоток и бейсджамперов — любителей прыжков с парашютом с городских высоток. Четверо подсудимых были оправданы по всем пунктам обвинения и только одного суд приговорил за соучастие в вандализме к реальному сроку — 2 годам и 3 месяцам лишения свободы. Текст приговора и ключевые документы защиты адвокаты одной из оправданных предоставили редакции «УП». Поскольку на момент подписания номера в печать приговор не вступил в силу (он был обжалован прокуратурой и защитой одного из осужденных), мы изменили имена и фамилии всех участников дела, кроме защитников.

Задержание невиновных

Картину событий можно восстановить благодаря приговору суда. Документы по делу говорят о том, что руферы были истинными виновниками произошедшего, но обвинение попыталось привлечь к ответственности бейсджамперов, не имевших никакого отношения к противоправным действиям. Последние просто оказались не в том месте, не в то время.

Все началось с того, что патрульные полицейские получили сообщение от дежурного ОМВД проследовать к высотному дому на Котельнической набережной в Москве ввиду того, что кто-то выкрасил звезду на этом здании в цвета флага Украины и вывесил украинский флаг. Они прибыли на место и застали там четверых молодых людей: Алексея А., Надежду Б., Светлану В. и Дмитрия Г. с рюкзаками за спиной. Это показалось им подозрительным, и они попросили всех предъявить документы и содержимое рюкзаков. Молодые люди предъявили документы, но открывать рюкзаки сначала отказались, а один из них, попытался даже положить его в багажник своей машины. Все это очень не понравилось полицейским и они снова настоятельно потребовали открыть рюкзаки. Когда бейсджамперы открыли свои ранцы, патрульные увидели парашюты и шлемы с установленными на них камерами. Далее, по словам полицейских, они вдруг обнаружили на одежде одной из «парашютисток» пятно зеленой краски. После этого они попросили проследовать всех в отдел полиции.

Через некоторое время полиция все-таки задержала «художников-исполнителей». Ими оказались двое приезжих: один — гражданин Украины, другой — уроженец Санкт-Петербурга. При этом гражданин Украины смог скрыться от правосудия, уехав на родину почти сразу после акции. Таким образом, перед судом предстали 5 россиян — уже упомянутые «парашютисты» и один руфер.

Версия обвинения

Позиция обвинения состояла в том, что россиянин якобы помог украинцу раскрасить звезду на высотке и вывесить украинский флаг и что с помощью россиянина украинец проник в здание, а когда последний раскрашивал звезду, второй «осуществлял наблюдение за окружающей обстановкой в целях оповещения о возможной опасности».

Роль бейсджамперов, по версии следствия, заключалась в том, чтобы прыгнуть с высотки, тем самым привлечь внимание и придать больший резонанс акции, а еще заснять прыжок на фото и видео, с целью дальнейшего тиражирования записи через нтернет. Следствие сформулировало обвинение следующим образом. Алексей А., Надежда Б., Светлана В. и Дмитрий Г. совершили акт вандализма группой лиц, то есть осквернение здания, по мотивам политической ненависти. «Политическую ненависть» следствие мотивировало тем, что обвиняемые действовали, «осознавая наличие напряженных межправительственных отношений между Российской Федерацией и Украиной, преследуя цель вызвать широкий негативный общественный резонанс, дестабилизировать социальную обстановку в городе Москве в преддверии государственного праздника — Дня Государственного флага Российской Федерации, а также оскорбить чувства граждан путем осквернения высотного здания».

Именно такие выводы позволили следствию предъявить всем фигурантам дела обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 214 УК РФ «Вандализм».

Еще одним пунктом обвинения была ч. 2 ст. 213 УК РФ «Хулиганство» по мотивам все той же политической ненависти.

Ключевыми доказательствами обвинения служили, в первую очередь, показания россиянина, «стоявшего на шухере», и свидетеля, который довозил его с украинцем к высотному зданию. Связующими звеньями между ними и теми, кто действительно принимал участие в раскраске звезды, было само здание (факт их прыжка с него, который они не отрицали) и показания руфера — россиянина, которые он дал спустя полгода отсидки в СИЗО. Если сначала он вообще ничего не говорил о «парашютистах», то затем стал давать показания, из которых следовало, что украинец, выкрасивший звезду, говорил о том, что намеревался привлечь для акции бейсджамперов. При этом он не только не называл кого-то конкретно, но и не назвал кого-либо из представших в итоге перед судом молодых людей.

Тем не менее следствие сочло, что таких сведений вкупе с показаниями самих «парашютистов», а также нескольких жителей высотки достаточно для того, чтобы можно говорить о хулиганстве и вандализме, совершенных группой лиц. Отметим, что показания двух жителей высотного здания подтверждали лишь то, что бейсджамперы прыгнули с крыши здания, чем вызвали их (жителей) неподдельный интерес и ничего более.

ИЗ ПРИГОВОРА. «Свидетель Г. показал,… 20 августа 2014 года примерно в 06 часов 55 минут он собирался выходить из дома, когда услышал стук на крыше, выглянув на балкон, увидел, как мимо его окна спускается человек на парашюте. Следом за ним стал спускаться следующий человек, и он решил снять это на телефон, для чего он выбежал в комнату, взял мобильный и успел заснять спуск четвертого парашютиста. После этого он в 07 часов 02 минуты вышел из дома, сказав консьержке, что с крыши прыгают парашютисты. Лица тех, кто спускался на парашюте, он не видел и опознать не сможет. Видел только, что парашютистов было четверо. Более никого подозрительного он не видел, а о том, что в ту ночь на шпиле был установлен флаг Украины, а звезда была окрашена в синий цвет, он узнал около 10 часов 00 минут, когда вернулся домой…».

Позиция защиты

Подсудимые и защита, с самого начала и до конца отрицали какую-либо причастность к инкриминируемым преступлениям. При этом защитникам пришлось подвергнуть анализу доказательства обвинения, а также настаивать на добыче и приобщении иных доказательств.

«Чистосердечное» признание. В своих ходатайствах защитники одной из обвиняемых по делу, адвокаты Сергей Насонов и Татьяна Максимова просили следствие допросить свидетеля — того самого украинца, который в итоге скрылся от правосудия. Адвокаты обосновали свое ходатайство тем, что зачинщик акции на своей странице в одной из социальных сетей разместил обращение, в котором недвусмысленно назвал себя единственным ответственным за раскраску звезды. В этом же сообщении он написал: «граждане России, против которых сейчас возбудили уголовное дело, не были замечены мной в это время на крыше здания, и стоит отметить, что мы с ними даже не знакомы».

В обоснование своего ходатайства о вызове этого свидетеля в суд защитники сослались на положения УПК РФ и позиции Верховного Суда РФ, изложенные в Обзоре кассационной практики судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации за второе полугодие 2012 года, а также практику ЕСПЧ.

ИЗ ХОДАТАЙСТВА АДВОКАТОВ. «…При необходимости производства на территории иностранного государства процессуальных действий, предусмотренных УПК РФ, применяются специальные нормы Кодекса, в том числе ст.ст. 453 и 456, согласно которым суд направляет в соответствующее государство через компетентные органы юстиции запрос о предоставлении правовой помощи. Российская Федерация и Республика Украина являются участницами Конвенции от 22 января 1993 года «О правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам», которая предполагает обязанность Договаривающихся Сторон исполнять запросы о правовой помощи, предоставляемые странам – участницам Конвенции. Необходимо также отметить, что суды Республики Украина оснащены необходимой техникой для использования видеоконференц-связи. Вышеизложенные обстоятельства свидетельствуют о реальной возможности направления соответствующего запроса и получения положительного результата по итогам его рассмотрения. В соответствии со ст. 9 указанной выше Конвенции вызов свидетеля также осуществляется учреждением запрашиваемой Договаривающейся Стороны после получения запроса о правовой помощи.

Европейский Суд неоднократно указывал, что отказ в вызове и допросе свидетеля, вызов которого является необходимым для установления истины и отказ в допросе которого причиняет ущерб праву на защиту, свидетельствует о нарушении подпункта “d” пункта 3 статьи 6 Конвенции (см. решение ЕСПЧ от 05.04.2001 по делу “Эрих Прибке против Италии” (Erich Priebke v. Italiy, жалоба № 48799/99). В соответствии с указанным пунктом статьи 6 “каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления имеет как минимум право допрашивать показывающих против него свидетелей или иметь право на то, чтобы эти свидетели были допрошены, и имеет право на вызов и допрос свидетелей в его пользу на тех же условиях, что и для свидетелей, показывающих против него”. Правило “на тех же условиях” предполагает, что подсудимый или его адвокат могут вызвать и допросить ключевых свидетелей, на показаниях которых строится система защиты…» .

Адвокаты также подали ходатайство о просмотре в судебном заседании видеозаписи программы на украинском телеканале и приобщении ее к материалам уголовного дела. На этой программе тот же гражданин Украины признавался, что все действия он исполнил в одиночку, а судят за это людей, не имеющих к этому никакого отношения.

К сожалению, эти ходатайства судом удовлетворены не были.

Опровержение предположений следствия. Тем не менее у защиты хватило других доводов, чтобы убедить суд в невиновности своих подзащитных.

В обвинительном заключении утверждалось, что четверо «парашютистов» тоже поднялись на крышу дома по Котельнической набережной в указанное время. Однако защита обратила внимание на то, что у обвинения не было никаких доказательств того, что они поднялись на крышу здания в указанное время. Оно попросту не было установлено в обвинительном заключении, а показания подсудимых о том, что они поднялись на крышу в районе 05.30–06.00, обвинением не были опровергнуты.

Следствие полностью проигнорировало тот факт, что бейсджамперы поднялись и спрыгнули в то время, когда «маляры» уже давно покинули здание. При этом место покраски звезды (шпиль) находилось на расстоянии 60 м выше от того места крыши здания, откуда совершали прыжки с парашютами обвиняемые.

Обвинение настаивало на том, что бейсджамперы обуславливали и поддерживали противоправные действия руферов, демонстрируя с ними единство политических взглядов и помыслов, в том числе путем осуществления фотоснимков на фоне оскверняемого высотного здания. Адвокаты отметили, что обвинение даже не удосужилось как-то подтвердить такой вывод. Ни фотоснимков, ни каких-то разговоров, даже телефонных, между группами молодых людей представлено не было. Более того, видеозаписи камер, установленных на шлемах бейсджамперов, говорили ровно обратное. На них не было ни слова о покраске звезды, на них не была зафиксирована звезда, не был виден флаг и не было никаких высказываний, свидетельствующих о «единстве политических взглядов и помыслов».

Выводы следствия о том, что «парашютисты» действовали согласно отведенным преступным ролям, «дождавшись 07 часов 09 минут, то есть времени, когда большое число граждан выезжает на работу, будучи мотивированными политической ненавистью, совершили парашютные прышки», также не выдерживали критики. Все подсудимые показали, что ранее утро было выбрано из соображений безопасности, так как в это время в центре города безлюдно. Адвокаты указали, что следствие, ссылаясь на «большое число граждан, выезжающих на работу в это время», видимо, «перепутало утренние подмосковные электрички и ситуацию в центре города». Подтверждением этому было то, что следствие смогло представить всего двух человек, видевших их прыжок, и оба видели прыжки через окно собственной квартиры, а на видеозаписи было видно, что двор и улица пустынны.

Наконец, данные ранее показания о том, что гражданин Украины хотел привлечь для участия в акции бейсджамперов, в ходе судебного заседания российский руфер опроверг. Он сообщил суду, что «давал такие показания, находясь под стражей, с целью смягчения ответственности за содеянное».

Роль судебных экспертиз. По количеству и разнообразию проведенных по делу судебных экспертиз это дело скорее походит на дело серийного маньяка-убийцы или организованной преступной группы. Проблема в том, что выводы проведенных экспертиз опровергали версию обвинения в причастности бейсджамперов к преступлению.

Были проведены трассологические и билогические экспертизы. В частности, биологическая экспертиза найденных на месте происшествия бутылки, окурков, перчаток ни в одном из случаев не смогла подтвердить того, что обвиненные «парашютисты» находились на шпиле с раскрашенной звездой. Более того, эксперты опровергали эту версию, так как анализ ДНК слюны, обнаруженной на бутылке и окурках, говорил том, что никому из бейсджамперов она не принадлежит.

Биологическая экспертиза найденных на месте перчаток также не подтвердила того, что их надевал кто-то из обвиняемых. Не было никаких экспертных свидетельств и относительно того, что на обвиняемых или их одежде есть какие-либо следы краски, которой была окрашена звезда на шпиле высотки.

Приговор суда

Как уже было сказано выше, суд оправдал всех четверых бейсджамперов. Суд решил, что Алексей А., Надежда Б., Светлана В. и Дмитрий Г. не были осведомлены о преступных намерениях гражданина Украины и его российского помощника и «совершили прыжки именно с целью привлечь внимание к акту осквернения здания, совершенному по мотивам политической ненависти». Обвинение по этой статье было прекращено в связи с непричастностью к совершению преступления.

Не нашел суд в действиях этой четверки и состава хулиганства, «поскольку в их действиях не содержится грубого нарушения общественного порядка, выражающегося в явном неуважении к обществу, учитывая время и место их совершения, а также их характер и продолжительность». Более того, суд исключил из предъявленного единственному осужденному обвинения указание об установке флага. Суд решил, что эти действия не образуют состава преступления, предусмотренного статьей о вандализме.

Другие дела

  • Юскин Олег Юрьевич

    Юскин Олег Юрьевич

    Ст. 260, ч.3

    Удмуртская республика

    Как опровергнуть обвинения в получении «отката» сотрудником компании

  • Завалько Аркадий Викторович

    Завалько Аркадий Викторович

    Ст. 159, ч.3

    Москва

    Как опровергнуть обвинения в получении «отката» сотрудником компании

  • Матвеев Валерий Валентинович

    Матвеев Валерий Валентинович

    Ст. 264, ч.3

    Москва

    Суд оправдал водителя, обвиненного в ДТП со смертельным исходом

Колокольчик

Вы адвокат и хотите рассказать о своем успешном деле?