Актион Уголовный Процесс Щит и лупа

Адвокаты «Уголовного процесса»

Матвеев Валерий Валентинович

Матвеев Валерий Валентинович

Норма:

Ст. 264, ч.3

Регион дела:

Москва

Контакты адвоката

Водитель, нарушивший правила дорожного движения, попал в аварию, в которой погиб другой автомобилист. Обвинение настаивало на виновности первого, хотя факт нарушения ПДД и со стороны погибшего также не ставился под сомнение. Благодаря усилиям адвоката, суд пришел к выводу, что обвинение не смогло доказать виновность подсудимого, и оправдал его.

Ислам Рамазанов,к. ю. н., главный редактор журнала «Уголовный процесс»

Уголовные дела, связанные с дорожно-транспортными происшествиями (ст. 264 УК РФ), занимают значительное место в судебной статистике. По данным Судебного департамента при Верховном Суде РФ, только в 2012 году за ДТП со смертельным исходом (части 3 и 4 ст. 264 УК РФ) осуждены 5576 человек, а всего по данной статье были приговорены к наказаниям 14 436 человек!

Уголовное дело в отношении Михаила Баева1 также могло войти в статистику, если бы не профессионализм защитника. Важно отметить, что, как и в этом деле, в делах о ДТП зачастую решающую роль играют выводы экспертиз, вследствие чего очевидна необходимость изучения выводов экспертов противной стороны.

Типичное ДТП

Как следует из материалов дела, в мае 2012 года днем при ясной погоде 35-летний Михаил Баев ехал на своем автомобиле «Волга» (ГАЗ- 31105) по Дмитровскому шоссе в сторону центра города в первой (крайней правой) полосе дороги. Подъезжая к регулируемому перекрестку (со светофором) на пересечении Дмитровского шоссе и Красностуденческого проезда, который прилегает к шоссе справа по ходу движения, он стал перестраиваться из крайней правой полосы во вторую. Внезапно со стороны проезда наперерез всему потоку машин, двигавшихся по шоссе, справа стал выезжать Алексей Монин на легковом автомобиле «Тойота Королла». Баев двигался на зеленый сигнал светофора, и только в последний момент увидел, что Монин выезжает на шоссе сразу во вторую полосу. Баев начал резко тормозить, но так и не смог увернуться от столкновения, и его машина ударила «Тойоту» Монина в левый бок. Сильный удар пришелся на водительскую и пассажирскую двери.

После столкновения обе машины совершили наезд на витрину цветочного магазина. Сразу после случившегося Баев вышел из машины и поспешил к «Тойоте», чтобы понять, что произошло с другим водителем. Он увидел его без сознания, кто-то из свидетелей вызвал скорую. Позже двое свидетелей будут допрошены в суде и один из очевидцев аварии покажет, что погибший не был пристегнут ремнем безопасности. Монина скорая увезла еще живым, но на следующий день он скончался. Пенсионер, инвалид второй группы, 75-летний Алексей Монин получил сильную открытую черепно-мозговую травму головы, которая стала фатальной. В заключении судебно-медицинской экспертизы было сказано, что он получил тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни, повлекший его смерть.

Уголовное дело

Следствие продлилось чуть более 3 месяцев и пришло к заключению, что Баев совершил преступление, предусмотренное ч. 3. ст. 264 УК РФ (нарушение лицом, управляющим автомобилем, правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности смерть человека).

Основными доказательствами обвинения послужили: протоколы осмотра места происшествия, данные СМЭ, но ключевыми явились экспертные заключения относительно видеозаписи движения и момента ДПТ, сделанные установленными на дороге видеокамерами. Всего по делу было проведено две автотехнические экспертизы: первая — экспертами ЭКС ГУ МВД России по г. Москве и вторая — экспертами ЭКЦ МВД России.

Результаты первой экспертизы гласили, что по следам торможения автомобиля Баева (ГАЗ-31105) длиной 26 метров, скорость его движения составляла чуть более 74 км/ч. Затем эксперты отметили, что если бы его автомобиль двигался со скоростью не более 60 км/ч, как предписывают Правила дорожного движения (далее — ПДД), то с учетом того, что «Тойота Королла» двигалась равномерно со скоростью не более 15 км/ч, он успел бы затормозить до точки пересечения с ней и избежать столкновения.

Однако далее были сделаны другие выводы. Эксперты принялись описывать изученные ими видеозаписи камер. Сравнив кадры видеозаписи движения автомобиля, они тут же указали, что скорость автомобиля «Волга» составила 125 км/ч. Далее эксперты отметили, что «при заданных и принятых исходных данных в данной дорожно-транспортной ситуации остановочный путь автомобиля ГАЗ-31105 при торможении со скорости 60–125 км/ч составляет 45–140 м… Водитель не располагал технической возможностью предотвратить столкновение путем применения торможения». Наконец, эксперты заключили, что «при выборе скорости движения водитель автомобиля ГАЗ-31105 должен был руководствоваться требованиями п. 10.1 ч. 1 Правил дорожного движения с учетом п. 10.2, и в его действиях, с экспертной точки зрения, усматривается несоответствие указанным требованиям (превышение скорости. — Примеч. ред.). При этом несоответствие действий водителя автомобиля ГАЗ-31105 требованиям п. 10.1 ч. 1 находится в причинной связи с фактором столкновения с автомобилем «Тойота Королла.».

По-видимому, именно эти выводы дали основание следствию предъявить обвинение Михаилу Баеву в совершении преступления, и в конце августа 2012 года дело было направленно в суд. Само собой, следствие не стало обращать внимание на слова обвиняемого о том, что он передвигался со скоростью всего потока машин, примерно 60–70 км/ч, и что до 125 км/ч он не разгонялся.

Вторая экспертиза была проведена уже по постановлению суда вышестоящим экспертным учреждением (ЭКЦ МВД России), и пришла к другим выводам.

Позиция защиты

В главном ходатайстве защиты, в котором были изложены аргументы против позиции обвинения и просьба прекратить уголовное преследование, к сожалению, следствие отказало полностью и не прислушалось ни к одному из доводов противной стороны. Но именно эти аргументы в итоге были восприняты судом и подтверждены в ходе судебного следствия.

Основные аргументы защитника коснулись выводов экспертов.

Несоответствие ответов экспертов заданным вопросам. Защитник обратил внимание на то, что эксперты ГУ МВД России по г. Москве допустили серьезные ошибки в заключении и ответили на вопросы, которые перед ними не ставились.

Из ходайства адвоката: «Инициатором экспертизы экспертам не был задан такой важнейший параметр, как момент возникновения опасности для водителя автомобиля ГАЗ. А без этого параметра, согласно действующим методикам, нельзя решить вопрос о наличии/отсутствии у водителя технической возможности избежать ДТП и дать научно обоснованный ответ на поставленный вопрос № 5. Инициатора экспертизы интересует вопрос (№ 3): „какой остановочный путь и остановочное время имеет исправный автомобиль ГАЗ-31105 при скорости движения автомобиля перед началом торможения 60 км/ час и при установленной по следам торможения скорости?“. Эксперты же, под надуманными предлогами самоустранившись от ответа на вторую часть данного вопроса, начинают отвечать на вопрос, который никто перед ними вообще не ставил: „какой остановочный путь и остановочное время имеет исправный автомобиль ГАЗ- 31105 при скорости движения, равной 125 км/ час?“.»

Затем адвокат отметил, что в своем заключении эксперты, заключив, что в действиях погибшего водителя автомобиля «Тойота» усматривается несоответствие требованиям п. 8.3, а также п.п. 1.3, 1.5, 8.1, 10.1 ПДД, «забыли» указать, что эти действия и стали причиной ДТП и именно они находятся в прямой причинно-следственной связи с событием ДТП. При этом в заключении было указано, что причинно-следственная связь с ДТП усматривается только в действиях водителя автомобиля ГАЗ.

Выход экспертов за пределы своих специальных знаний. Далее адвокату было необходимо указать на ошибочность выводов экспертов относительно скорости водителя ГАЗ в 125 км/ч, определенной по видеозаписи. Важно отметить, что один из свидетелей, водитель автомобиля «Ауди», ехавший до момента столкновения ГАЗ и «Тойоты» в потоке сразу за «Волгой», показал на суде, что на самом деле Баев двигался со скоростью общего потока машин, то есть примерно 60–70 км/ч. Этот свидетель остановился сразу после ДТП и вызвал службу спасения, поэтому его не пришлось искать. При этом он отметил, что если бы в «Тойтоту» не врезался Баев, то, скорее всего, в «Тойоту» ударился бы он сам, поскольку ехал сразу за «Волгой» и едва успел затормозить.

Из ходатайства адвоката: «…что касается скорости 125 км/час, с которой якобы двигался автомобиль ГАЗ перед столкновением. Эта скорость определялась экспертами по представленной в их распоряжение видеозаписи. Но, во-первых, задача определить по видеозаписи скорость движения автомобиля ГАЗ инициатором экспертизы перед экспертами вообще не ставилась… подобные вопросы решаются другой экспертизой (и экспертами другой специальности), а именно — видеофоноскопической. Эксперты же автотехники такими специальными познаниями не обладают, а решение подобных вопросов лежит вне пределов их компетенции. Определение скорости автомобиля ГАЗ по видеозаписи в данном случае является не совсем уместной самодеятельностью экспертов. …Так, эксперты не указывают ни оборудование, на котором они воспроизводили представленные видеозаписи (производитель, тип, комплектация, конфигурация, его параметры и т. п.), ни установленное на нем программное обеспечение (наименование, производитель, номер лицензии, номер версии, характеристики и т. п.)…

Во-вторых, на представленной видеозаписи отсутствует таймер (временно-числовой маркер). А без такого маркера невозможно определить скорость объекта, зафиксированного камерой наблюдения. Попытка же использовать маркер самой программы заранее обречена на неудачу… Подобные попытки, как правило, приводят к абсурдным результатам, лишенным физического смысла, что, в итоге, и получилось у экспертов.

В-третьих, имеющаяся в деле видеозапись практически непригодна для какой-либо точной количественной оценки параметров движения транспортных средств, зафиксированных на ней. Данная запись имеет низкое разрешение и предназначена лишь для фиксации общей обстановки, попадающей в поле зрения объектива. При просмотре данной записи на современном бытовом компьютере обращает на себя внимание следующее. Весь транспортный поток движется примерно с одинаковой скоростью. Разница в скоростях самых медленных и самых быстрых автомобилей составляет порядка 10 км/час. Предположим, что автомобиль ГАЗ под управлением водителя Баева действительно двигался с указанной экспертами скоростью — 125 км/час. Но тогда получается, что даже самые „медленные“ транспортные средства потока двигались со скоростью, как минимум, 115 км/час, т. е., почти вдвое превышающей верхний разрешенный предел для населенного пункта. С одной стороны, этого просто не может быть, а с другой — чем именно тогда руководствовался водитель автомобиля „Тойота“, когда стал выезжать на главную дорогу, не имея преимущественного права на движение, и под прямым углом начал пересекать все три полосы, по которым со скоростью 115–125 км/час мчались машины?»

Оправдательный приговор

Как было отмечено выше, при судебном разбирательстве судья нашел доводы защиты заслуживающими внимания и назначил повторную автотехническую экспертизу в ЭКЦ МВД России. Выводы данной экспертизы подтвердили позицию защиты.

Из приговора: «Судом также в связи с возникшими сомнениями по делу назначена повторная комплексная авто-, видео-, фототехническая экспертиза… Указанный вывод (о скорости автомобиля ГАЗ-31105 в 125 км/ч — Примеч. ред.) экспертами ЭКЦ ГУ МВД России по г. Москве был сделан на основании видеозаписей, не являвшихся оригиналами, не изъятыми в установленном законом порядке. Как отмечается в заключении экспертизы, проведенной на основании постановления суда в ЭКЦ МВД России, во всех видеозаписях присутствует неравномерность воспроизведения изображения, а исследуемая видеозапись содержит признаки копирования.

Из показаний эксперта ЭКЦ МВД России И. следует, что экспертами ЭКЦ ГУ МВД России по г. Москве не могли быть сделаны категоричные выводы на основании данной видеозаписи вследствие ее копирования и возможного изменения кадров, кроме того, исследование видеозаписи не входит в компетенцию экспертов ЭКЦ ГУ МВД России по г. Москве, поскольку видеофоноскопические экспертизы в государственных экспертных учреждениях системы МВД проводит именно ЭКЦ МВД России… Выводы экспертов ЭКЦ ГУ МВД России по г. Москве о том, что Баев двигался со скоростью 125 километров в час сделаны на основании сравнения двух соседних кадров видеоизображения (287–288) и пройденного автомобилем ГАЗ-31105 расстояния, притом что частота исследуемой видеозаписи составила всего 7,1 кадра в секунду. При таких обстоятельствах у суда имеются неустранимые сомнения в том, что подобные параметры могут быть использованы для достоверных расчетов, поскольку эксперты указали, что выводы являются правильными „при условии, что скорость отсчета времени во временном маркере проигрывателя соответствует действительности“.

Кроме того, указанные выводы экспертов ЭКЦ ГУ МВД России по г. Москве были сделаны на основании расчетной скорости в 125 километров в час, которая оценивается судом как неустранимое сомнение, толкуемое в пользу обвиняемого, поскольку на основании представленной видеозаписи сделать определенные выводы о скорости нельзя.».

Наконец, главные выводы были сделаны судом по вопросу о том, кто же именно был виновником ДТП.

Из приговора: «Суд не соглашается с позицией, изложенной в обвинительном заключении, согласно которой Баеву вменено создание помехи другим участникам дорожного движения, поскольку Баев двигался по главной дороге на зеленый сигнал светофора, попутному транспорту помех, спровоцировавших ДТП, не создавал, и помехой для автомобиля „Тойота“, выехавшего в нарушение ПДД поперек Дмитровского шоссе через три полосы движения, являться не мог, поскольку автомобиль „Тойота“ обязан уступить дорогу в указанной ситуации… Суд отмечает, что п. 10.1 в части несоблюдения скоростного режима, а также п. 10.2 ПДД РФ Баевым были нарушены, что подтверждается выводом экспертного заключения… Вместе с тем сама по себе скорость движения, не соответствующая ограничениям, не являлась причиной указанного ДТП…Внезапно выехавшее поперек движения в нарушение Правил транспортное средство в конкретных условиях данного ДТП не явилось тем обстоятельством, которое водитель был обязан предвидеть…Выводы обоих заключений экспертов указывают на то, что водитель ГАЗ-31105 в имевшихся условиях не имел возможности предотвратить столкновение, то есть по смыслу п. 10.1 ПДД РФ не мог обнаружить возникшую опасность для движения для осуществления полной остановки транспортного средства… Согласно вышеуказанным пунктам Правил скорость должна обеспечивать водителю возможность постоянного контроля за движением транспортного средства для выполнения требований Правил. Согласно протоколу осмотра места совершения административного правонарушения на момент осмотра было дневное освещение пути, ясная погода, без осадков, видимость 300 м, проезжая часть сухая.

Водитель Баев управление автомобилем ГАЗ-31105 не терял… Вышеизложенное не означает, что Баев был вправе управлять автомобилем со скоростью выше 60 километров в час, соблюдая иные пункты Правила дорожного движения, вместе с тем, сам по себе скоростной режим, избранный Баевым, причиной ДТП не являлся, в прямой причинно-следственной связи с наступившими последствиями не состоит… Именно выезд автомобиля „Тойота“ повлек создание аварийной ситуации и явился причиной ДТП. В момент столкновения Баев на автомобиле ГАЗ-31105 полностью двигался по второй полосе справа, пересекать которую Монину было запрещено.».

Основываясь на описанном выше, суд постановил оправдательный приговор. Однако прокуратура и потерпевший (сын погибшего) не согласились с решением суда и обжаловали его в апелляционном порядке в Мосгорсуд. При этом они сослались только на то, что районным судом неверно дана оценка собранным доказательствам, но никаких дополнительных аргументов и доказательств не представили. Вышестоящая инстанция оставила приговор в силе, полностью согласившись со всеми выводами нижестоящего суда2.

Другие дела

  • Орешонков Константин Влдаимирович

    Орешонков Константин Влдаимирович

    Ст. 30, ч. 3, , ст. 30, ч.5, ст. 228.1, ч.1, ст. 228, ч.2

    Москва

    «Сделка» с обвинением помогла адвокату добиться условного наказания для подзащитного

  • Козырев Геннадий Николаевич

    Козырев Геннадий Николаевич

    Ст. 290, ч.3, ст. 292, ч.1

    Владимирская область

    Оперативный эксперимент привел к оправдательному приговору

  • Островская Александра Сергеевна

    Островская Александра Сергеевна

    ст.210 ч.1, ст.174.1 ч.4, ст. 309 ч.4, ст.163 ч.3, ст.330 ч.2,

    Мурманская область

    Оправдание обвиняемых в вымогательстве и сбыте наркотиков. Как защита использовала ошибки обвинения

Колокольчик

Вы адвокат и хотите рассказать о своем успешном деле?