Актион Уголовный Процесс Щит и лупа

Адвокаты «Уголовного процесса»

Денисов Вячеслав Владимирович

Денисов Вячеслав Владимирович

Норма:

Ст. 286

Регион дела:

Москва

Контакты адвоката

Превышение полномочий «из ничего»

Чиновника областной администрации обвинили в незаконном установлении завышенных тарифов на электроэнергию, которое, по версии следствия, причинило вред почти 7 тысячам потребителей. Однако защите удалось доказать, что многотомное уголовное дело не содержит никаких изобличающих доказательств: обвиняемая не только не совершала преступления, но и, скорее, наоборот – действовала в интересах общества.

И.Р. Рамазанов,главный редактор журнала «Уголовный процесс», кандидат юридических наук

Очередной пример из судебной практики, к сожалению, вновь наталкивает на мысль, что уголовное преследование может затронуть любого человека, даже если он не совершает противоправных действий. Причины такой ситуации могут быть разными и не всегда очевидны. В данном случае, как предположил защитник обвиняемой, с помощью уголовного дела от его доверительницы могли добиваться каких-либо изобличающих показаний на руководителей областной администрации.

В итоге, так и не добившись своего, следствие тем не менее не поленилось провести обыски, изучить многостраничные документы, допросить десятки свидетелей и представителей потерпевших, чтобы завершить производство по делу и передать его в суд. Впрочем, даже положенные в основу обвинения доказательства позволили суду прийти к выводу о необходимости оправдания подсудимой.

Версия обвинения

Директор департамента цен и тарифов администрации В-ской области Надежда Ким1 была обвинена в том, что своими действиями нарушила права и законные интересы организаций, общества и государства, способствовав установлению повышенных тарифов на электроэнергию на 2008 год для промышленных потребителей области. Якобы она, являясь руководителем органа исполнительной власти субъекта РФ, регулирующего тарифы, ввела в заблуждение коллег и подчиненных и без надлежаще подготовленного заключения эксперта об экономической обоснованности приказала учесть расходы (в размере почти 100 млн руб.) компании ОАО «БКС», поставляющей энергию, при расчете цены на электричество. Это повлияло на размер сбытовой надбавки, учитываемой при расчете тарифа. В итоге тариф увеличился с 76,36 руб. / мВт/час до 91,75 руб. / мВт/ час. Расходы компании были связаны с тем, что она на основании многолетнего контракта выкупала долги предприятий и городов области перед другими поставщиками энергии. В соответствии Методическими указаниями по расчету сбытовых надбавок гарантирующих поставщиков электрической энергии, утвержденными приказом руководителя ФСТ России от 24.11.2006 № 302-э/5, размер сбытовой надбавки должен учитывать необходимость компенсации гарантирующему поставщику расходов, связанных с поставкой электроэнергии и обеспечение экономически обоснованной прибыли.

Главная «зацепка» следствия заключалась в том, что на момент принятия решения о заключении очередного соглашения с ОАО «БКС», эксперт департамента цен и тарифов – Валентина Петрова – не успела оформить заключение, хотя калькуляция ею представлена была. Допрошенная на следствии «по горячим» следам, она пояснила, что ее руководитель, Надежда Ким, разрешила представить на правлении департамента только черновые расчеты.

Следствие не смутил ни тот факт, что письменная форма заключения эксперта не является строго обязательной для правления департамента при решении вопроса о цене на электричество, ни то, что решение о тарифах принимается коллегиально – всеми членами правления, – а не единолично руководителем. Более того, в протоколе заседания правления департамента была отражена калькуляция расчета тарифа с указанием сбытовой надбавки и никто из присутствовавших не возразил ничего против представленных цифр. Не отрицая того, что заседание правления состоялось и все решения были приняты единогласно, следствие тем не менее расценило, что тарифы были установлены под давлением Надежды Ким и из-за того, что она ввела в заблуждение других членов правления, скрыв от них отсутствие экономического обоснования включения сбытовой надбавки.

Как это не редко бывает, поводом к возбуждению дела послужил рапорт оперуполномоченного ОРБ по ЦФО о том, что в действиях Ким содержатся признаки состава преступления. В начале марта 2009 г., в день, когда было возбуждено уголовное дело, Надежда Ким была задержана и по ходатайству следствия ей была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу. Благо спустя восемьдней защите удалось успешно обжаловать арест и она вышла из СИЗО.

Однако следствие на этом не успокоилось и вышло с ходатайством о временном отстранении подозреваемой от должности. Суд постановлением от 04.05.2009 данное ходатайство удовлетворил. При этом в основу судебного решения был положен, опять же, рапорт начальника отдела контрразведывательной (!) деятельности обеспечения объектов промышленности УФСБ России по В-ской области о том, что Ким «были проведены беседы с подчиненными, направленные на сокрытие ими информации от правоохранительных органов». Какой именно информации, в судебном решении указано не было. Кроме того, суд отметил, что свидетели – эксперт, готовившая заключение, и сотрудница департамента тарифов, – сообщили, что готовили документы после принятия решения о повышении тарифов, а Ким провела беседы «с участниками процесса по тарифообразованию, с целью сокрыть свои противоправные действия».

Доказательства обвинения

С момента возбуждения уголовного дела и до того, как суд вынес приговор, прошло почти два года. За это время следствие собрало множество «доказательств». Большую их часть составлялиразличные документы (выписки, расписки, протоколы, ответы на запросы), которые просто описывали нормальное взаимодействие департамента и энергосбытовых компаний.

Но, чтобы указать масштаб деяния, следователь насчитал в области 6937 предприятий – потребителей электроэнергии, умножил разницу между «справедливым», по его мнению, тарифом и тем, который был установлен, и получил цифру в более чем 75 млн руб. Из них достоверно была установлена «переплата» только у 10 предприятий, наиболее крупных заводов области, которые впоследствии были признаны потерпевшими по делу несмотря на то, что сами организации до обращения к ним следователя таковыми себя не считали. Тем не менее следователь посчитал, что установление экономически необоснованных тарифов (следствие противоправных действий Надежды Ким) «негативно повлияло на финансово-хозяйственную деятельность данных организаций и явилось посягательством на их экономические интересы, выразившимся в лишении возможности использовать излишне уплаченные собственные денежные средства на производственные, социальные и коммерческие нужды». Также следствие решило, что действия Ким подорвали авторитет государственной власти в целом и, в частности, тех ее территориальных уполномоченных органов,которые призваны «осуществлять защиту прав и интересов потребителей области в социально значимой сфере энергоснабжения».

Позиция и аргументы защиты

Обвиняемая полностью отрицала свою вину в инкриминируемом деянии с самого начала. Ее позиция заключалась в том, что решение о тарифах и основанное на нем постановление губернатора области об установлении тарифов на 2008 год принимались всецело в соответствии с действующим законодательством. Более того, решения не наносили вреда, а учитывали интересы как потребителей, так и поставщиков энергии.

В подтверждение этому Надежда Ким пояснила, что по ее указанию эксперт департамента работала с каждым из предприятий – участников сделки по переуступке права требования по долгу за электричество, затребовала документы и произвела расчеты доходов и расходов участников сделки. Все эти расчеты были представлены каждому члену правления департамента до заседания по корректировке тарифов на 2008 год. Затем само решение правления было направлено в ФСТ России для контроля и нареканий не вызвало. Также – в рамках проверки – в ФСТ были направлены запрошенные документы, обосновывающие принятое решение.

Защита также напомнила, что законность установленных тарифов была подтверждена решением арбитражных судов. Дело в том, что один из потребителей – крупный областной завод – оспорил решение департамента об установлении тарифов. При этом причиной иска послужила позиция завода, согласно которой это решение было несвоевременно опубликовано. Однако и Арбитражный суд В-ской области, и Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа признали тарифы и решение департамента об их установлении обоснованными и соответствующими законодательству, опровергнув не только довод истца, но и указав, что установленные тарифы не привели к каким-либо негативным последствиям для региона и для потребителей. Напротив, они способствовали промышленному росту в области, а оплата электроэнергии достигла почти 99%.

Позиция Надежды Ким и ее показания полностью сходились с показаниями ее коллег – членов правления департамента. Так, например, начальник отдела потребительских цен показала, что эксперт Петрова пришла на заседание с документами и члены правления ознакомились с калькуляцией и расчетом тарифов. Она также отметила, что «хотя регламент предусматривает наличие заключения эксперта, однако обычно решение правления основывается на расчете и калькуляции, поскольку с ними удобнее работать». Все члены правления также заявили в суде, что ни Надежда Ким, ни кто-либо другой на них не оказывали давления при принятии решений.

Совсем не в пользу обвинения оказались показания Валентины Петровой, данные в суде, которые отличались от тех, что были взяты у нее в ходе следствия.

Из материалов дела. «Произведя расчет, она подготовила смету, то есть расчетную часть экспертизы, которую представила на заседание правления, а описательную часть экспертизы она не успела оформить, поскольку в ноябре-декабре каждого года в департаменте цен и тарифов проходит огромное количество правлений (так в тексте; видимо, следует читать «заседаний правления» – Примеч. ред.) по установлению тарифов на следующий год… Впоследствии Н. Ким ей несколько раз напоминала об этом (что надо доделать описательную часть – Примеч. ред.), но началась текучка, было много дел, и она подумала, что если вопрос об изготовлении экспертизы в полном объеме не встал, то, может быть, и ни к чему ее делать. Когда последовал запрос из ФСТ России, ее коллега на основании сделанного ею расчета в июле 2008 года [сама] написала текстовую часть экспертизы… На предварительном следствии она указала на то, что на заседании правления департамента, состоявшегося 20 декабря 2007 года, не было ее экспертного заключения потому, что она имела в виду не расчетную часть, а полностью оформленную экспертизу. Кроме того, она была беременна, допрос у следователя длился около трех часов, поэтому очень плохо себя чувствовала, боялась упасть в обморок и выкидыша, поэтому не спорила со следователем и стремилась закончить быстрее допрос».

Аргументы обвинения о нарушении прав и ущербе интересов потребителей электроэнергии развеяли сами «потерпевшие». Они не отрицали того, что если бы тариф был ниже, то заплатили бы меньше: переплаты составляли от 1,6 млн руб. до 150 тыс.руб. Однако 8 из 10 представителей компаний заявили в суде, что для них эта «экономия» была незначительной в сравнении с их масштабами деятельности и не повлекла каких-либо затруднений. Более того, все без исключения представители пояснили суду, что оплата энергии входит в себестоимость и в конечном итоге включается в цену отпускаемой продукции. Это значит, что повышенные тарифы на электричество не могли принести предприятиям никакого экономического вреда. Также все компании заявили, что не останавливали свою работу в 2008 г. и убытков из-за цен на электричество ими зафиксировано не было.

Еще одним доводом защиты стали выводы привлеченного следствием (!) в качестве специалиста начальника контрольно-ревизионного управления ФСТ России. На поставленные вопросы о правильности методики расчета и о том, была ли завышена департаментом цен области сбытовая надбавка при расчете тарифов, специалист ответил утвердительно. Однако затем пояснил, что эти выводы означают лишь оценку им порядка расчета, без учета факторов, присутствующих на рынке электроэнергетики, и что включение в тарифы расходов компании ОАО «БКС» не противоречит закону.

Кроме того, он объяснил, что региональные власти должны регулировать цены на энергию таким образом, чтобы избежать сильных скачков роста цен и дискриминации одних потребителей в сравнении с другими. В данном случае высчитанная сбытовая надбавка была экономически обоснована, ввиду того, что она позволила компании нормально работать, иначе бы потребители могли массово отказаться от ее услуг. Он также отметил, что сами тарифы, установленные на 2008 год департаментом, не превысили предельно допустимого уровня, установленного ФСТ России, и никто не обратился к ним с запросом о проверке обоснованности повышения цены на энергию. По его словам, нарушение процедуры установления тарифов, выразившееся в отсутствии на момент принятия решения правлением департамента описательной части экспертного заключения, на деле не имеет значения. Так как Федеральная служба по тарифам обращает внимание в первую очередь на материальную составляющую решения, а не на процедурные вопросы.

Выводы суда

Надо отдать должное суду: в сорокапятистраничном приговоре он тщательно проанализировал позицию обвинения, представленные доказательства и доводы защиты, и не нашел достаточных оснований для привлечения Надежды Ким к уголовной ответственности.

Во-первых, суд согласился с тем, что тарифы были установлены законно, поскольку была соблюдена процедура, а показания членов правления департамента говорили о том, что обвиняемая никого в заблуждение не вводила. Принял суд и объяснения эксперта Валентины Петровой о том, почему в момент заседания правления не было описательной части экспертизы. Суд отметил, что коль скоро в обвинении указано, что Петрова выполнила указания Н. Ким и довела свои расчеты до сведения правления, то и «государственное обвинение само не опровергает того, что расчетная часть экспертизы была… изготовлена».

Во-вторых, суд не нашел оснований считать установленные тарифы экономические необоснованными. Суд согласился с тем, что погашение задолженности потребителей перед РАО «ЕЭС» (чьим преемником в области стало ОАО «БКС») путем включения суммы долга в сбытовую надбавку, «а соответственно, и в тариф энергосбытовых организаций, было единственной возможностью погасить долги и нормализовать поставки электроэнергии в области».

В-третьих, не нашел суд и оснований для утверждений обвинения, что действиями Надежды Ким были нарушены права и законные интересы граждан, организаций, общества, государства. Так, суд отметил, что следствие, предъявив подсудимой обвинение в том, что завышение тарифов на электроэнергию повлекло переплату у 6937 предприятий, в обвинительном заключении указало лишь 10 потребителей. При таких обстоятельствах суд посчитал, что права оставшихся 6927 компаний нарушены не были.

Затем суд отметил, что само причинение ущерба потерпевшим – всего лишь предположение обвинения, так как их якобы переплаты являются, по сути, недополученной прибылью. Не было указано в обвинении и тех потерпевших, «перед которыми был дискредитирован и подорван» авторитет власти, поскольку даже представленные 10 потерпевших указали лишь на ту же недополученную прибыль, т. е. на экономические причины.

В прениях государственный обвинитель заявил ходатайство о назначении финансово-экономической судебной экспертизы тарифов на электроэнергию. Но суд отклонил это прошение прокурора, так как указал, что вопросы, которые ставил гособвинитель (например, какие вредные последствия могли наступить в результате завышения тарифов), по сути – юридическая оценка действий подсудимой, что является прерогативой суда.

Таким образом, в конце декабря 2010 г. Надежда Ким была полностью оправдана за отсутствием в ее действиях состава преступления, за ней было признано право на реабилитацию и возмещение имущественного вреда. Прокуратура обжаловала этот приговор, но кассационная инстанция в конце февраля 2011 г. оставила оправдательный приговор в силе.

После этого защита начала работу по взысканию имущественного и морального вреда с государства.

«Для моей подзащитной уголовное преследование, длившееся почти два года, обернулось стрессом»

Другие дела

  • Аверин Александр Валентинович

    Аверин Александр Валентинович

    ст.160 ч.3

    Московская область

    Обвинение руководителя в растрате. Решение ВС, которое поможет защите

  • Юскин Олег Юрьевич

    Юскин Олег Юрьевич

    Ст. 260, ч.3

    Удмуртская республика

    Как опровергнуть обвинения в получении «отката» сотрудником компании

  • Козырев Геннадий Николаевич

    Козырев Геннадий Николаевич

    Ст. 290, ч.3, ст. 292, ч.1

    Владимирская область

    Оперативный эксперимент привел к оправдательному приговору

Колокольчик

Вы адвокат и хотите рассказать о своем успешном деле?