Актион Уголовный Процесс Щит и лупа

Адвокаты «Уголовного процесса»

Смолянинов Павел Александрович

Смолянинов Павел Александрович

Норма:

ст.285 ч.1

Регион дела:

Костромская область

Контакты адвоката

Служебный подлог. Как следствию не удалось доказать корыстный умысел

Уголовное дело в отношении Марины Савушкиной1 — пример взвешенного и гуманного подхода судей к рассмотрению дела. Это также пример хорошей работы защитника, которому удалось убедить суды в невиновности его подзащитной, и нелогичной работы следствия. Наконец, в этом уголовном деле показана «печаль жизни» в российском городе средней полосы.

Вина без преступления

Марина Савушкина, будучи депутатом городского поселения г. Чуглома Костромской области, работала заведующей детским садом. В марте 2015 года руководитель областного управления СК России возбудил в отношении нее уголовное дело по ч. 1 ст. 285 «Злоупотребление должностными полномочиями» УК РФ. Как пояснил «УП» адвокат Савушкиной Павел Смолянинов, его подзащитная уверена, что с помощью уголовного дела ее пытались вынудить сдать мандат депутата.

Преступление, в котором обвинили Савушкину, заключалось в том, что она фиктивно трудоустроила в детский сад Егора Петрова на должность рабочего по ремонту. По версии следствия, на самом деле Егоров с 2011 по 2015 год только числился на работе, а за это время ему детский сад выплатил 299 тыс. руб. зарплаты (примерно 6 тыс. руб. в месяц). При этом все деньги за него получала сама Марина Савушкина по доверенности от Петрова.

На допросе Петров подтвердил, что устроился в детсад в 2011 году и выдавал доверенность Савушкиной на получение зарплаты. Только в мае и июне 2011 года Петров выполнял ремонт, за который Савушкина заплатила ему наличными. Он знал, что все это время числится по документам рабочим.

Обвиняемая не отрицала, что действительно Егор Петров 4 года только числился работником, а зарплату за него она получала сама. Она пояснила, что в течение этих лет ремонт за Петрова выполняли другие люди и она платила им из зарплаты, которая причиталась Петрову. Кроме того, на эти же деньги она покупала нужные материалы для ремонта и другие нужды детсада. В подтверждение своих слов она представила чеки и квитанции на покупку стройматериалов, ГСМ, канцелярских товаров. Эти слова Марины Савушкиной подтвердили 15 свидетелей: ее коллеги, рабочие, которые ремонтировали крышу и канализацию в детсаде, а также предприниматели, у которых она покупала товары.

Прекращение дела

Спустя почти год расследования случилось чудо. В марте 2016 года следователь вынес постановление о частичном прекращении уголовного преследования по обвинению в злоупотреблении должностными полномочиями. По чекам, документам и показаниям свидетелей следствие определило, что Савушкина потратила более 187 тыс. руб. на закупки. Остальные деньги — чуть более 100 тыс. (из 299 тыс.) руб. — пошли на оплату работы работникам, которые ремонтировали детский сад.

В постановлении о прекращении дела следователь напомнил, в чем заключается состав преступления по ч. 1 ст. 285 УК РФ, и пришел к выводу, что Марина Савушкина его не совершала.

ИЗ МАТЕРИАЛОВ ДЕЛА. «<…> Объективная сторона преступления, предусмотренного ст. 285 УК РФ характеризуется наличием трех обязательных признаков:

1) деяние — злоупотребление должностным лицом своими должностными полномочиями из корыстной или иной личной заинтересованности;

2) последствие в виде существенного нарушения прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества и государства;

3) причинно-следственная связь между действием и наступившим последствием.

Под существенным нарушением прав граждан или организаций в результате злоупотребления должностными полномочиями следует понимать нарушение прав и свобод физических и юридических лиц, гарантированных общепризнанными принципами и нормами международного права, Конституцией РФ. При оценке существенности вреда необходимо учитывать степень отрицательного влияния противоправного деяния на нормальную работу организации, характер и размер понесенного ею материального ущерба, число потерпевших граждан, тяжесть причиненного им физического, морального или имущественного вреда и т. п. В ходе следствия установлено, что должностные обязанности Петрова Е. выполняли иные лица по поручению Савушкиной М. Все денежные средства по заработной плате Петрова Е. расходовались на нужды детского сада, для его нормального функционирования. Отрицательного влияния на нормальную работу детского сада оказано не было. Подрыва нормальной деятельности муниципального учреждения от действий заведующей не последовало, так как деятельность детского сада была не нарушена, авторитет муниципальных органов не пострадал. В связи с этим от незаконных действий Савушкиной М. не наступило последствий в виде существенного нарушения прав и законных интересов граждан или организаций, в том числе в виде материального ущерба либо охраняемых законом интересов общества и государства <…>».

Однако до победы защиты в деле было далеко.

Новое обвинение

За день до того, как вынести постановление о частичном прекращении уголовного преследования по ч. 1 ст. 285 УК РФ, руководитель областного управления СК России вынес постановление о новом уголовном деле в отношении Марины Савушкиной по ч. 1 ст. 292 «Служебный подлог» УК РФ. В этот же день руководитель следствия объединил оба дела, и уже на следующий день прекратил преследование по ч. 1 ст. 285 УК РФ. Осталось обвинение в подлоге. В соответствии с ч. 1 ст. 292 УК РФ служебный подлог — это внесение должностным лицом в официальные документы заведомо ложных сведений (исправлений, искажающих их действительное содержание), если эти деяния совершены из корыстной или иной личной заинтересованности.

Возникает вопрос: если в постановлении о прекращении уголовного дела по ч. 1 ст. 285 УК РФ следствие пришло к выводу, что все деньги Савушкина потратила на детский сад, то где же корыстный интерес по ст. 292 УК РФ? Как оказалось, за время расследования следствие «накопало» еще несколько случаев, когда заведующая оформляла людей в детсад фиктивно, а их зарплату тратила на нужды детсада. В итоге «корыстным интересом» следствие посчитало стремление обеспечить:

— незаконное получение дополнительного дохода 12 гражданам, которые якобы фиктивно были приняты на работу в детский сад;

— незаконное предоставление трудового стажа, отчислений на него в ПФР фиктивным работникам.

Кроме того, следователи посчитали, что Марина Савушкина действовала из иной личной заинтересованности. В частности, она не желала «прилагать усилия для заполнения свободных вакансий учреждения в соответствии с Трудовым кодексом РФ» и хотела избежать дисциплинарной ответственности за возможные недостатки в работе. Все это, как следовало из обвинительного заключения, Савушкина сделала путем незаконного внесения записей в официальные документы: трудовые книжки, приказы о приеме на работу и табели учета рабочего времени.

Доказательства обвинения

Одним из ключевых доказательств обвинения были показания главного бухгалтера. По каждому из фиктивно принятых на работу эпизодов главбух отвечала на вопрос о том, сколько незаконно было начислено и получено зарплаты и сколько незаконных отчислений в Пенсионный фонд бухгалтерия перечислила. Этими показаниями следствие подменило экспертизу по делу. Следователь вообще не назначил ни одной экспертизы.

Во всех случаях «схема» преступления состояла в том, что Савушкина оформляла фиктивных работниц, но их зарплату получали либо подрядчики за оплату услуг и материалов, либо работницы детсада лично, как надбавку за выполнение обязанностей на двух должностях.

ИЗ МАТЕРИАЛОВ ДЕЛА. «Х.Г.С. на основании табелей учета рабочего времени и расчета заработной платы начислялась заработная плата <…> Приказом о назначении на должность С.Т.Ю. установлена ставка в размере 1,5 по должности заместителя заведующего по АХЧ. То есть она могла получить доплату за совмещение должностей в размере оклада. В случае соблюдения трудового законодательства и оформления С.Т.Ю. совмещения должностей ей была бы начислена доплата за совместительство в размере <…>. Таким образом, С.Т.Ю. незаконно начислена сумма в размере <…>, С.Т.Ю. незаконно получен доход в размере <…>. Сумма незаконно произведенных отчислений в Пенсионный фонд за Х.Г.С. составляет <…>. Из показаний К.Е.Н. (она работала кастелянтом и исполняла обязанности младшего воспитателя за Г.Л.С.): „Примерно после Нового года Савушкина попросила ее поработать на должности младшего воспитателя. Она ответила, что ей нужны деньги, и Савушкина предложила два варианта: совместительство, которое оплачивается в размере 20% от должностного оклада, или работать под другой фамилией, фактически получая полный оклад за другого человека. Она (К.Е.Н.) выбрала второй вариант и стала работать младшим воспитателем, при этом в обеденный перерыв осуществляла обязанности кастелянта. Заработную плату за Г.Л.С. получала в Централизованной бухгалтерии, также расписывалась за нее в платежно-расчетных ведомостях. Работники бухгалтерии могли видеть, как она расписывается за Г.Л.С., при этом никогда никаких вопросов по этому поводу не задавали. С Г.Л.С. она не знакома“».

Показания главбуха о перечислении пенсионных взносов с зарплат фиктивных работников подтвердила сотрудница ПФР. Она сообщила, что ряд граждан, которые фиктивно числились работниками детсада, являются получателями пенсии по старости. Страховые взносы в период их работы в детском саду увеличили их пенсию примерно на 50–70 руб. в месяц.

Позиция защиты

Можно предположить, что в какой-то степени суд разрешил дело не по букве закона, а по его духу и совести. Защите удалось убедить суд, что действия заведующей детсадом не нанесли никому никакого вреда и были вынужденными в сложившихся обстоятельствах.

Марина Савушкин не отрицала того, что оформляла работников с нарушениями и что их зарплату получали другие люди. Она объяснила это исключительно сложностями финансирования детского сада.

ИЗ МАТЕРИАЛОВ ДЕЛА. «<…> В судебном заседании подсудимая С. виновной себя по предъявленному обвинению не признала. Пояснила, что в период 2011—2015 гг. были устроены люди, которые фактически не работали. Трудовые обязанности за них выполняли иные люди и получали за них заработную плату. Данная ситуация возникла в связи с тем, что мужскую рабочую силу в городе найти практически невозможно. Большинство мужчин города ездят на заработки в Кострому. Никто из них за маленькую плату работать не оформляется. На разовые работы мужчины соглашаются, но при условии расчета сразу. Если все оформлять через договоры гражданско-правового характера и все производить через бухгалтерию, то расчет, как правило, задерживается <…> Например, перестала в здании работать канализация. Чтобы исправить это правильно, нужно писать ходатайство в администрацию района. Данный вопрос в течение недели решается и приходит человек делать смету. Потом нужно искать предпринимателя, с которым заключается договор на приобретение материалов. Материалы поступят только после оплаты. Затем заключается гражданско-правовой договор на выполнение работ. В итоге вся процедура занимает около месяца. Канализация в это время течет и может привести к возникновению кишечных инфекций и заболеваний у детей. На эти срочные работы она и тратила денежные средства. При этом канализацию исправили за три дня. <…> Коллектив в детском саду большой, много работает женщин с малолетними детьми. В течение года женщины часто находятся в отпусках или отсутствуют по временной нетрудоспособности. В настоящее время проблемно найти замену младшим воспитателям <…> Она обращалась за помощью в центр занятости населения, и ей направляли потенциальных работников. Но когда они узнавали, что работа временная и нужно проходить медицинский осмотр за свой счет, а также то, что зарплата составляет минимальный размер оплаты труда, то некоторые просто отказывались от работы. Имели место случаи, что она отказывала в приеме на работу. Возникала необходимость решать вопрос с подменами младших воспитателей <…>».

Оправдательный приговор

Приговор суда превысил 120 листов. Более половины решения суда свелось к перечислению различных документов. Вместе с тем суд изучил каждый эпизод обвинения, допросил в заседании более 30 свидетелей, зачитал протоколы свидетельских показаний, где это потребовалось.

Трудовая книжка — не официальный документ. В приговоре суд напомнил, что преступление по ч. 1 ст. 292 УК РФ совершается тогда, когда виновный осознает, что вносит в официальный документ ложные сведения или исправления из корыстной или иной личной заинтересованности. Суд провел анализ нормативных актов и пришел к выводу, что трудовая книжка является важным личным, но не официальным документом применительно к ст. 292 УК РФ.

Суд отметил, что табель учета рабочего времени и расчета заработной платы также не является официальным документом. По мнению суда, содержащиеся в табеле сведения не удостоверяют юридических фактов в публично-правовой сфере и сами по себе не изменяют правовой статус сторон трудового договора.

Наконец, суд посчитал, что и приказ о приеме на работу тоже не является официальным документом. Приказ, по мнению суда, «является локальным нормативным актом, и правовое значение приказа о приеме на работу заключается в том, что на его основании в трудовую книжку работника вносится соответствующая запись». Приказ не удостоверяет юридические факты в сфере публично-правового регулирования и не предоставляет определенных прав, не освобождает от каких-либо обязанностей и не устанавливает ответственность.

Нет умысла и личной заинтересованности. По каждому эпизоду, где речь шла о подработке сотрудников самого детсада, суд указал, что во всех случаях они реально выполняли работу в полном объеме: машинист по стирке, кочегар и младший воспитатель. Поэтому суд указал, что следствие и суд не установили, что «действия подсудимой были вызваны корыстным мотивом или иной личной заинтересованностью». Не было никаких данных о том, что Савушкина «находилась в родственных, дружеских либо приятельских отношениях с указанными лицами, что давало бы основания сделать вывод о личной заинтересованности подсудимой». Тут же суд делает вывод, что обвинение не представило доказательств, что Савушкина оформляла фиктивных работников в детский сад с целью предоставления им дополнительного трудового стажа и увеличения им пенсии.

В суде гособвинитель попытался изменить обвинение и заявил, что корыстные побуждения Савушкиной «были мотивированы протекционизмом, под которым понимается незаконное поощрение подчиненных и желание за счет бюджетных средств помочь им, показав себя заботливым руководителем». Однако суд тут же указал, что это не вменяется подсудимой, и выходить за рамки обвинения нельзя.

В итоге судья решил, что все действия обвиняемой были вызваны «стремлением обеспечить нормальную деятельность детского сада в условиях существенной нехватки финансирования, нехватки кадров и наличия организационных препятствий к оперативному решению текущих хозяйственных вопросов».

Нет ущерба. В суде потерпевший — представитель муниципалитета заявила, что от действий Марины Савушкиной репутация детского сада не пострадала и его нормальное функционирование не было нарушено. Более того, представитель сообщила, что Савушкина не вышла за рамки фонда оплаты труда, который выделяли детсаду, и претензий по исполнению обязанностей к Савушкиной у них нет.

Суд констатировал, что размер ущерба по просьбе следователя рассчитал главный бухгалтер — свидетель. Этот свидетель не имеет соответствующих полномочий.

В ноябре 2016 года суд вынес оправдательный приговор.

Апелляция

Прокуратура не согласилась с оправдательным приговором. В апелляционном представлении гособвинитель отметил, что позиция суда о том, что табели учета рабочего времени, трудовые книжки и вкладыши в них, приказы о приеме на работу не являются официальными документами, основана лишь на субъективном толковании теории понятия «официальный документ». Прокурор напомнил, что Верховный Суд РФ не связывает понятие «официальный документ» с его публично-правовым характером2, а позиция Конституционного Суда РФ3 заключается в том, что наступление ответственности за подделку официальных документов связывается не с формой, а с содержанием соответствующего документа.

По мнению прокурора, граждане, в чьи документы внесены заведомо ложные сведения, уже состояли на учете в качестве застрахованных лиц в Пенсионном фонде. В результате незаконных действий Савушкиной размер их пенсии может увеличиться, и именно приказы о приеме на работу дают основание для увеличения пенсии.

Апелляция отвергла доводы обвинения и решила, что действия Савушкиной, «хотя по сути и являются неправомерными, состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 292 УК РФ, не содержат».

ИЗ МАТЕРИАЛОВ ДЕЛА. «<…> По смыслу закона корысть — это стремление к безвозмездному обогащению, к получению дивидендов материального свойства, стремление должностного лица путем совершения неправомерных действий получить для себя или других лиц выгоду имущественного характера, не связанную с незаконным безвозмездным обращением имущества в свою пользу или пользу других лиц (например, незаконное получение льгот, кредита, освобождение от каких-либо имущественных затрат, возврата имущества, погашения долга, оплаты услуг, уплаты налогов и т. п.).

В судебном заседании достоверно установлено, что никто, в том числе Савушкина М., в результате рассматриваемых действий не обогатились. Так, личная корысть Савушкиной М. не вменялась. ФИО16, ФИО17, ФИО12, ФИО13 и ФИО18 принимались на работу в пределах штатного расписания, что не повлекло за собой перерасхода фонда заработной платы, а трудовые обязанности указанных лиц помимо своих обязанностей в полном объеме выполняли другие лица. <…> Показания Петрова Е. о том, что со слов ему было известно о том, что ему будет начисляться трудовой стаж, на законность и обоснованность приговора не влияют, поскольку, во-первых, сам по себе общеизвестным является факт того, что официальное трудоустройство автоматически является основанием для начисления трудового стажа. Во-вторых, показания Петрова не свидетельствуют о направленности умысла Савушкиной М., не опровергают ее доводов о том, что ее целью было обеспечение надлежащего функционирования детского сада, а фиктивное трудоустройство Петрова Е. и других — способом реализации этой цели <…>».

В январе 2017 года оправдательный приговор вступил в законную силу.

Другие дела

  • Исаев Александр Владимирович

    Исаев Александр Владимирович

    Ст. 285, ч.1

    Смоленская область

    Суд оправдал милиционеров, обвиненных в сокрытии сообщения о преступлении

  • Князев Иван Валерьевич

    Князев Иван Валерьевич

    Ст. 108, ст. 108, ч.1

    Тюменская область

    Необходимая оборона, а не превышение ее пределов

  • Аверин Александр Валентинович

    Аверин Александр Валентинович

    ст.160 ч.3

    Московская область

    Обвинение руководителя в растрате. Решение ВС, которое поможет защите

Колокольчик

Вы адвокат и хотите рассказать о своем успешном деле?