Актион Уголовный Процесс Щит и лупа

Адвокаты «Уголовного процесса»

Орлов Андрей Анатольевич

Орлов Андрей Анатольевич

Норма:

ст.162 ч.2

Регион дела:

Москва

Контакты адвоката

Громкое дело: суд изменил меру пресечения после вынесения приговора

Уголовное дело в отношении жителя Москвы, инвалида I группы Алексея Макаева, стало общеизвестным летом 2017 года1. Для практиков это дело представляет интерес по нескольким причинам. Во-первых, это крайне редкий случай, когда суд, который вынес приговор, изменил меру пресечения обвиняемому-осужденному на более мягкую по сравнению с назначенной ему в приговоре. Во-вторых, действия защиты по делу, как представляется, высвечивают существующие пробелы и искажения в нормах УПК РФ и их применении.

Позиция и доказательства обвинения

В июне 2017 года суд признал Алексея Макаева и Валерия Серова виновными в разбое, совершенном с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору с применением предметов, используемых в качестве оружия (ч. 2. ст. 162 УК). По версии обвинения, все началось с того, что в один из летних дней 2016 года на территорию гаражей приехал Макаев со своими подручными, чтобы разыскать Дмитрия Некина, жившего в одном из гаражей на правах сторожа. Некин был должен Макаеву 30 тыс. руб., но скрылся от своего кредитора. На территории гаражей была небольшая моторемонтная мастерская, в которой работали Дмитрий Матов и Демьян Попов, знавшие Некина. Попов пообещал Макаеву, что попробует связаться с Некиным, но не смог этого сделать. Когда Макаев с подручными приехал в следующий раз, он потребовал, чтобы с ним за Некина расплатился Попов, и стал угрожать избить его. В этот момент Матов попытался вступиться за Попова, но ему тоже стали угрожать. Позже Матов укажет, что кто-то из сообщников передернул затвор пистолета за его спиной. Хотя пистолета он не видел, но узнал характерный звук. Макаев угрожал, что прострелит колено Матову и вывезет его в лес. Затем Макаев увидел мотороллер, который принадлежал Матову, и потребовал, чтобы тот отдал его ему. Макаев сказал, что отдаст мотороллер, если Матов и Попов отремонтируют принадлежащий ему автомобиль. Однако затем он просто потребовал от Матова отдать ему ПТС мотороллера, чтобы он мог его продать. Макаев вместе с сообщниками стали угрожать Матову, ударили его, он испугался, вместе с ним проехал к своей родственнице за документами и отдал их. Затем они вместе поехали и переоформили мотороллер на Серова (сообщника Макаева). После чего Серов продал его. Матов обратился в полицию, которая задержала Макаева и Серова.

Основные доказательства обвинения сводились к показаниям потерпевших, свидетелей, заключению СМЭ о телесных повреждениях Матова и видеозаписи того, как Макаев вместе с Серовым ведут беседу с потерпевшими, после чего Серов садится на мотороллер и уезжает. Следствие не нашло и не приобщило к делу пистолет или предметы, которые Серов и сообщники Макаева использовали в качестве оружия (на видеозаписи ни пистолета, ни каких-либо орудий не видно). Не были установлены личности двух лиц, которые, по версии обвинения, действовали по указанию Макаева.

По версии защиты, Макаев договорился с Матовым о продаже мотороллера, а видеозапись, не содержащая каких-либо признаков разбоя, как раз зафиксировала эту беседу. Макаев был вдвоем с Серовым, никаких других лиц с ними не было и на видеозаписи их не видно. Матов, который в день продажи был нетрезв, понял, что «продешевил», и впоследствии попытался таким образом вернуть принадлежавший ему мотороллер.

Ошибка суда

При назначении наказания суд не установил отягчающих обстоятельств в отношении обоих подсудимых, а указал только смягчающие. Однако ошибка суда состояла в назначении наказания Макаеву, который является инвалидом с детства с диагнозом детская спинальная мышечная атрофия Верднига-Гоффмана. Он не может самостоятельно передвигаться и себя обслуживать. Однако суд указал в приговоре, что сообщенное Макаевым заболевание не включено в Перечень заболеваний, утвержденных приказом Минздрава и Минюста от 09.08.2001 № 311/242 «Об освобождении от отбывания наказания осужденных к лишению свободы в связи с тяжелой болезнью»2 (Перечень, утв. приказом № 311/242). Затем суд указал, что по смыслу закона наличие такого заболевания не является препятствием для назначения наказания в виде лишения свободы с его реальным отбыванием, так как вопросы, касающиеся освобождения от отбывания наказания осужденных к лишению свободы в связи с тяжелой болезнью, разрешаются в стадии исполнения приговора.

До вынесения приговора суд запросил данные о диагнозе Макаева, но получил только подтверждение, что подсудимый действительно является инвалидом I группы, без указания диагноза. В итоге в материалах дела не было ни одного документа, в котором был бы указан конкретный диагноз Макаева и подтверждал бы его показания в этой части. Однако суд не назначил медицинского освидетельствования, не дождался подтверждающих документов о диагнозе Макаева и решил приговорить его к реальному сроку. Суд назначил инвалиду детства, который не может самостоятельно передвигаться, 4 года и 6 месяцев лишения свободы, взяв его под стражу в зале суда, а его соучастнику — 3 года, с отбыванием в колонии общего режима.

Вопросы без ответов

В части назначения наказания Макаеву по делу возникли вопросы. Поскольку суд сослался на то, что заболевание подсудимого не включено в Перечень, утв. приказом № 311/242, это значит, что суд не подверг сомнению диагноз, который сообщил сам Макаев. Если это так, то почему судья не нашел его в этом Перечне? Дело в том, что за полтора месяца до вынесения приговора, с мая 2017 года, указанный Перечень существенно изменился (постановление Правительства РФ от 19.05.2017 № 5983). В пункте 54 обновленного перечня указаны заболевания костно-мышечной системы. К ним относятся: «тяжелые врожденные, приобретенные, системные, диспластические, дистрофические и дегенеративные заболевания костно-мышечной системы с выраженными функциональными нарушениями опорно-двигательного аппарата, резко нарушающие самообслуживание и требующие постоянной посторонней помощи».

Еще один вопрос связан с решением суда о мере пресечения. На время расследования по делу Макаев оставался под подпиской о невыезде. Очевидно, для следствия было ясно, что такому обвиняемому нельзя избирать меру пресечения в виде заключения под стражу. После того, как суд решил приговорить его к реальному сроку, он изменил ему меру пресечения на содержание под стражей. Вместе с тем заболевание Макаева включено в Перечень тяжелых заболеваний, препятствующих содержанию под стражей подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений, утвержденный в постановлением Правительства РФ от 14.01.2011 № 34.

Ответы на вопросы, как отметила руководитель практики уголовного судопроизводства МКА «Юридическая фирма „ЮСТ“» Елена Львова, кроются как в несовершенстве законодательства, так и в его применении.

Действия защиты

Вступив в дело после вынесения приговора, защитники подали апелляционную жалобу на приговор в части изменения меры пресечения на подписку о невыезде в связи с тяжелым заболеванием. Тогда же защитники связались с прессой, которая придала делу резонанс. Одновременно адвокаты обратились в медсанчасть СИЗО, в котором содержался Макаев, с заявлением о проведении медицинского освидетельствования на предмет невозможности содержания под стражей Макаева. Суд вернул апелляционную жалобу адвокатов, указав, что решение о мере пресечения является неотъемлемой частью приговора и вопрос о ее изменении «не может быть рассмотрен в порядке ст. 110 УПК РФ». Такое решение суд первой инстанции принял 12.07.2017.Смотрите постановление суда по этому делу

Однако спустя неделю, 19.07.2017, позиция суда поменялась на противоположную! Суд назначил выездное судебное заседание в следственном изоляторе в порядке именно ст. 110 УПК. К тому моменту администрация СИЗО уже направила в суд результаты медицинского освидетельствования, на котором настояла защита. Суд рассмотрел это заключение и выслушал адвокатов, которые подтвердили свои требования, что Макаева необходимо выпустить из СИЗО. Позицию адвокатов поддержал и прокурор. В итоге суд постановил, что «у Макаева выявлено тяжелое заболевание, препятствующее его содержанию под стражей, <…> имеются основания для изменения меры пресечения в виде заключения под стражу на более мягкую. <…> На основании изложенного и руководствуясь ст. 110 УПК РФ», суд изменил Макаеву меру пресечения на подписку о невыезде и надлежащем поведении.

Здесь необходимо отметить, что к тому моменту, как суд вынес постановление об изменении меры пресечения, вступила в силу поправка в ч. 1.1 ст. 110 УПК. Согласно поправке дознаватель, следователь или суд, в производстве которых находится уголовное дело, должны принять решение об изменении меры пресечения в виде заключения под стражу, которое принимается не позднее трех суток со дня поступления к ним из мест содержания под стражей копии медицинского заключения. Вместе с тем адвокат Макаева Андрей Орлов в своем ходатайстве об изменении меры пресечения привел не только этот довод.

Решение апелляционного суда

После промежуточной победы защиты адвокаты обжаловали приговор суда по существу. Прокуратура также внесла апелляционное представление, но оспаривала в нем ошибочность приговора только в части наказания Макаеву.

В августе 2017 года апелляционная инстанция вынесла определение. Мосгорсуд посчитал правильными все выводы районного суда, которые касались доказанности обвинения и квалификации деяния обвиняемых. Судебная коллегия изменила приговор только в части наказания Макаеву и при этом нашла нестандартное решение: изменила категорию преступления. Апелляция указала, что «с учетом фактических обстоятельств преступления и степени его общественной опасности, при наличии смягчающих наказание обстоятельств и отсутствия отягчающих, судебная коллегия считает необходимым изменить категорию преступления на менее тяжкую, при этом также учитывает его тяжелое состояние здоровья», и назначила Макаеву наказание в виде штрафа…

1 См.: Меркачева Е. Атрофия правосудия // Московский комсомолец. 2017. 08 июля. Редакция не приводит реальные имена и фамилии участников дела ввиду того, что на момент подписания номера в печать кассационная инстанция не рассмотрела жалобу защиты осужденного на приговор.

Другие дела

  • Костанов Юрий Артемьевич

    Костанов Юрий Артемьевич

    Ст. 305, ч.2, ст. 286, ч. 3

    Москва

    Попытка обвинить судьюв неправосудностипровалилась на стадии следствия

  • Сычевский Иван Иванович

    Сычевский Иван Иванович

    Ст. 286, ч.3

    П. Уренгой ЯНАО

    Суд оправдал милиционера, обвиненного в превышении должностных полномочий

  • Морохин Иван Николаевич

    Морохин Иван Николаевич

    Ст. 159, ч.1

    Кемерово

    Прекратить, нельзя оправдать

Колокольчик

Вы адвокат и хотите рассказать о своем успешном деле?