Актион Уголовный Процесс Щит и лупа

Адвокаты «Уголовного процесса»

Кравченко Александр Васильевич

Кравченко Александр Васильевич

Норма:

ст. 199.2

Регион дела:

Хабаровский край

Контакты адвоката

Оправдание по делу о налоговом преступлении. Как защита доказала, что у обвиняемого не было умысла на совершение преступления

Следователи и судьи по-прежнему с трудом разбираются в налоговых преступлениях, даже если ситуация не связана со сложными расчетами неуплаченных налогов или процедурой их взыскания. Только этим можно объяснить возбуждение уголовного дела в отношении Михаила Качинского1, предпринимателя из Хабаровска. В деле дошло до нелепостей. Налоговый орган, вместо того чтобы надлежащим образом организовать взыскание задолженности по налогам за счет имущества налогоплательщика, задействовал уголовно-правовой механизм. В апелляционной инстанции полностью согласились с доводами адвоката осужденного, указав, что нижестоящий суд неверно оценил ситуацию, и вынесли оправдательный приговор. В итоге бюджет получил ранее неуплаченный налог, большую часть которого, впрочем, обвиняемый перечислил еще до возбуждения дела. Но из-за оправдания государству придется уменьшить сумму полученного налога на размер компенсации за почти двухгодичное незаконное уголовное преследование, не говоря уже о пустых расходах на работу следствия и суда.

Частичная продажа имущества и уголовное дело

Весной 2016 года у ООО «Риэлтор» возникла задолженность по налогу, уплачиваемому в связи с применением упрощенной системы налогообложения, в размере немногим более 3,5 млн руб. Налоговики направили компании требование об уплате недоимки, пеней и штрафа до начала мая 2016 года.

Поскольку у ООО не было денег на погашение недоимки, оно не исполнило своевременно требование налогового органа. Тогда инспекторы приняли решение взыскать задолженность за счет денежных средств компании, выставили на ее расчетные счета инкассовые поручения и направили в банки решения о приостановлении всех расходных операций по счетам ООО.

После этого налоговый орган принял решение о взыскании недоимки за счет имущества компании и направил такое решение в службу судебных приставов. Судебный пристав-исполнитель возбудил исполнительное производство, но не потрудился сделать так, чтобы в компании узнали об этом.

Как позже выяснило следствие, примерно в это же время Михаил Качинский якобы в обход требований и решений налогового органа продал часть недвижимого имущества организации (два гаража) общей стоимостью около 2,5 млн руб. своему знакомому. Поскольку деньги, по мнению следователей, прошли мимо счетов в банках, на которых имелись инкассовые поручения, следствие сделало вывод, что Качинский совершил преступление, предусмотренное ст. 199.2 УК, а именно: сокрытие имущества организации, за счет которого должно производиться взыскание налогов. Напомним, что для привлечения к ответственности по ст. 199.2 УК стоимость сокрытого имущества не может быть меньше 2,25 млн руб.

Доказательства обвинения и обвинительный приговор

Примечательно, что уголовное дело в отношении Михаила Качинского было возбуждено на следующий день после того, как он совершил первый платеж для погашения недоимки по налогу.

Доказательства обвинения сводились главным образом к документам налоговиков, показаниям одного из налоговых инспекторов, судебного пристава-исполнителя, покупателя гаражей и документов о купле-продаже гаражей. Из показаний налогового инспектора следовало, что он якобы вызвал на беседу руководителя ООО «Риэлтор» Михаила Качинского после выставленного предприятию требования об уплате недоимки и в беседе Качинский якобы сам сообщил ему, что продал имущество компании за наличные.

Показания судебного пристава-исполнителя изобиловали сведениями, которые вряд ли были на руку обвинению. Так, например, судебный пристав сообщила, что не вызывала Качинского в отдел, чтобы уведомить его о возбуждении исполнительного производства, не разъясняла ему его права и обязанности, в офис ООО не приходила. Более того, пристав заявила, что направляла на предприятие копию постановления о возбуждении исполнительного производства простым почтовым отправлением и ей достоверно не известно, дошло отправление до адресата или нет.

Показания покупателя гаражей и документы очевидно указывали, что гаражи были проданы примерно через две недели после возбуждения исполнительного производства. Однако покупатель, как и сам Михаил Качинский, сообщил, что реально деньги за гаражи не передавал в установленный договором срок и просил об отсрочке. Качинский не возражал против этого, поскольку продать гаражи было сложно, а денежные средства требовались ему для погашения недоимки; иного источника получения денежных средств, кроме как от продажи гаражей, у Качинского в тот момент не было. В дальнейшем, в ноябре 2016 года, они составили дополнительные соглашения к договорам купли-продажи, покупатель внес в кассу предприятия деньги за гаражи, которые попали на счет компании и сразу же ушли на уплату недоимки по налогу.

Несмотря на то что к моменту вынесения обвинительного приговора ООО полностью погасило недоимку по налогу, суд признал Качинского виновным в совершении преступления. При этом суд скептически отнесся к версии о том, что по договорам купли-продажи гаражей Качинский не получил деньги сразу. Погашение недоимки суд учел как смягчающее обстоятельство.

ИЗ ПРИГОВОРА СУДА. «<…> Из материалов дела следует, что подсудимый совершил активные действия, направленные на отчуждение имущества предприятия, составив два договора купли-продажи недвижимого имущества <…> В соответствии с п. 4 указанных договоров купли-продажи денежные суммы, обусловленные договорами, оплачены покупателем в полном объеме, материальных претензий между сторонами не имеется. <…> Указанные обстоятельства в совокупности опровергают доводы защиты о том, что продажа недвижимого имущества ООО „Риэлтор“ была обусловлена необходимостью за счет вырученных денежных средств погасить образовавшуюся налоговую задолженность, поскольку после совершения сделки налоговая задолженность погашена так и не была. <…> дополнительные соглашения, согласно которым стороны пришли к соглашению о рассрочке платежей по договорам купли-продажи от 09.06.2016 г., судом признаются недостоверными, поскольку они противоречат установленным по делу обстоятельствам и исследованным доказательствам, составлены подсудимым в одностороннем порядке уже после возбуждения уголовного дела, на момент регистрации сделок отсутствовали. <…>»

В марте 2018 года Центральный районный суд г. Хабаровска приговорил Михаила Качинского к штрафу в размере 330 тыс. руб.

Позиция и апелляционные доводы защиты

Михаил Качинский с самого начала следствия не признавал вину в совершении данного преступления. Позиция защиты состояла в том, что у обвиняемого не было умысла скрывать имущество компании. На это указывало сразу несколько обстоятельств. Так, обвиняемый не знал о принятом решении о взыскании задолженности предприятия по налогам за счет имущества, а также о факте возбуждения исполнительного производства. Адвокат заявил, что в материалах дела нет документов, подтверждающих уведомление налогоплательщика налоговым органом о факте и содержании указанного выше решения, а также о направлении в адрес ООО постановления о возбуждении исполнительного производства. Отсутствовали в деле и данные о том, что судебный пристав-исполнитель возложил на Качинского как на представителя должника обязанность представить в ОСП сведения об имуществе предприятия. Никто из приставов не устанавливал местонахождение должника ООО «Риэлтор», что прямо следовало из акта исполнительного производства, хотя юридический адрес предприятия был известен судебным приставам-исполнителям и совпадал с фактическим. В дальнейшем приставы и вовсе приняли решение о прекращении исполнительного производства, поскольку не смогли найти какого-либо имущества компании. И, наконец, приставы ни разу не вызывали Качинского. Все эти факты очевидно указывали, что никакого активного противодействия процедуре взыскания налога обвиняемый не предпринимал.

Главный аргумент защитника был связан с тем, что вывод суда о виновности Качинского и общественной опасности его действий является ошибочным, так как продажа двух гаражей компании не мешала ни налоговикам, ни службе судебных приставов взыскать неуплаченный налог за счет другого имущества ООО. Адвокат отметил, что налоговый орган обратил взыскание не на конкретное имущество налогоплательщика, а принял решение взыскать долг по налогу за счет всего имущества предприятия. По мнению защитника, данная формулировка свидетельствовала об обращении взыскания на имущество предприятия, но в размере, достаточном для удовлетворения требований налогового органа. Поскольку компания владела земельным участком кадастровой стоимостью более 4 млн руб., а оценочной стоимостью 3,7 млн руб., то отчуждение двух гаражей никоим образом не могло помешать взыскать задолженность в бюджет. Защитник резюмировал, что Качинскому, если бы у него имелся умысел сокрыть имущество от погашения недоимки, было бессмысленно продавать только часть недвижимости, причем по заведомо меньшей стоимости, чем оставшееся в распоряжении предприятия. Качинский прекрасно осознавал, что за счет оставшейся недвижимости налоговики могут взыскать налоговую задолженность. Он мог бы совершить преступление, если бы продал все имущество компании, а не его меньшую часть.

Доводы апелляционной жалобы, которую подал в защиту Качинского его адвокат, практически процитировал краевой суд в своем оправдательном апелляционном приговоре.

ИЗ АПЕЛЛЯЦИОННОГО ПРИГОВОРА. «<…> Суд первой инстанции ошибочно посчитал, что заключение договоров купли-продажи на недвижимое имущество и последующая его реализация, то есть переход права собственности к другому лицу, исключили возможность взыскания недоимки за счет имущества, так как согласно показаниям Качинского, данными как в ходе предварительного следствия, так и в судебном заседании, было установлено, что ООО „Риэлтор“, кроме недвижимого имущества в виде двух нежилых помещений 19 кв. м и 21,1 кв. м, расположенных по адресу <…>, также имел согласно договору купли-продажи недвижимого имущества от 03 июля 2015 г. долевую собственность, доля в праве 42/100 на земельный участок площадью 2 175 кв. м <…> , стоимость которого составляла, согласно представленной в суд апелляционной инстанции оценке, 3 727 920 руб. и превышала недоимку перед налоговым органом, что не препятствовало ОСП <…> обратить взыскание на это имущество в счет погашения недоимки, в связи с чем основной признак „сокрытие“ — реальная недостаточность имущества, за счет которого можно было удовлетворить фискальные претензии, в данном случае отсутствовал.

Кроме того, суд апелляционной инстанции обращает внимание на инкриминируемый признак преступления — сокрытие имущества в крупном размере, в то время как рыночная стоимость недвижимого имущества, которое было продано <…> материалами уголовного дела не установлена, а установлена на основании договоров купли-продажи, то есть определена самими субъектами сделки купли-продажи <…> Каких-либо доказательств стремления Качинского скрыть недвижимое имущество материалы дела не содержат. Арест на имущество ООО <…> в порядке ст. 77 НК РФ как способ обеспечения обязанности по уплате налога не применялся. Сведения о возбуждении исполнительного производства до ООО не доводились, что подтверждается информацией, предоставленной отделом судебных приставов <…> Покупатель <…> произвел расчет за приобретенное недвижимое имущество в период с 14 ноября по 23 ноября 2016 г., после чего была погашена задолженность по налогам: 15 ноября 2016 г. — <…> то есть первый платеж в счет погашения задолженности по налогам был произведен еще до возбуждения уголовного дела, которое было возбуждено 16 ноября 2016 года <…>».

В июне 2018 года Хабаровский краевой суд оправдал Михаила Качинского по предъявленному обвинению. Судья кассационной инстанции не нашел оснований для передачи дела в президиум краевого суда по кассационному представлению прокурора.

Другие дела

  • Шмелев Евгений Викторович

    Шмелев Евгений Викторович

    ст. 322.3

    Московская область

    Адвокат добился прекращения дела, убедив суд в том, что обвиняемый способствовал раскрытию преступления

  • Гордейчик Алексей Владимирович

    Гордейчик Алексей Владимирович

    Ст 17.14, ч.1, ст. 145.1, ст. 315

    Москва, Хабаровск

    Адвокат защитил от уголовного преследования клиента-должника

  • Ижко Марина Владимировна

    Ижко Марина Владимировна

    ст. 204 ч. 3

    Приморский край

    Адвокаты добились отмены обвинительного приговора в Верховном Суде РФ по делу о коммерческом подкупе

Колокольчик

Вы адвокат и хотите рассказать о своем успешном деле?